Тайная история Мангупа

Кроме официальной истории пещерного города Мангуп-кале, существует альтернативная версия, основанная на караимских источниках, связанных главным образом с именем путешественника и собирателя древностей Авраама Фирковича. Сегодня большинство исследователей считает их подложными, но есть и те, кто до сих пор отстаивает достоверность исторической и географической информации, касающейся Крыма, которая содержится в рукописях из его коллекции.

Рукопись из собрания Фирковича
Рукопись из коллекции Фирковича со следами раствора, способного «проявлять» плохо читаемые древние тексты.

Кто такой Авраам Фиркович?

Авраам Самуилович Фиркович (1787-1874) – коллекционер, путешественник, собиратель древних рукописей родился и провел молодые годы в Луцке, где был помощником учителя, учителем, кантором и секретарем караимской общины. В 1823 году переехал в Крым, где поселился в Евпатории.

В 1830 году Фиркович отправился в первое путешествие на Ближний Восток и в Константинополь, в ходе которого приобрел большое количество древних рукописей. В 1839 году, заручившись поддержкой генерал-губернатора М.С. Воронцова, осуществил ревизию крымских синагог и кенасс в поисках памятников старины. Затем в течение двух лет путешествовал по Северному Кавказу, где обнаружил древние манускрипты, свидетельствующие о том, что предки караимов поселились в Крыму в VI веке до РХ. в годы правления персидского царя Камбиза (т.н. «Дербентский» и «Маджалисский» документы).

Коллекцию Фирковича из почти полутора тысяч древних рукописей на коже и пергаменте за колоссальную по тем временам денежную сумму в 125 тысяч рублей приобрела в 1862 году Императорская публичная библиотека. Колофоны и владельческие приписки на некоторых из них содержат сенсационную информацию по истории средневекового Крыма в целом и Мангупа в частности.

Портрет Авраама Фирковича
Портрет Авраама Фирковича

В 1863 году Фиркович совершил еще одно путешествие по Ближнему востоку и Египту. В генизе каирской синагоги ему удалось обнаружить так называемую «Пространную редакцию письма хазарского царя Иосифа». Впоследствии вместе с другими рукописями, приобретенными коллекционером во время этой поездки, она вошла в состав Второй коллекции Фирковича, купленной Публичной библиотекой в 1876 году после его смерти.

Почему Фирковича обвиняют в фальсификациях?

Достоверность сведений по истории Крыма из «документов Фирковича» сразу вызвала горячую полемику. Так, сотрудник Императорской публичной библиотеки А.Я. Гаркави привел весомые исторические и филологические аргументы в пользу того, что почти все они представляет новейшую фальсификацию и подлог, призванные удревнить историю крымских караимов  [Гаркави, 1877]. Его поддержал авторитетный академик А.А. Куник назвавший один из разделов своей брошюры «Тохтамыш и Фиркович» вполне однозначно «Мое участие в разоблачении ученых вымыслов Фирковича». Удар по репутации коллекционера древностей был столь силен, что даже его покровитель Д.А. Хвольсон, отстаивавший подлинность большинства крымских находок, был вынужден признать, что ученый караим действительно совершал подделки и что ко всему прошедшему через его руки стоит относиться с подозрением [Хвольсон, 1884, с. VI-VII].

Хотя за Фирковичем в научных кругах закрепилась печальная слава, вплоть до конца прошлого века немало авторитетных специалистов по истории Крыма допускали, пусть и с оговорками, использование сведений из его рукописей в научных статьях и книгах [Алексеенко, 1998, с. 232; Герцен, 1993, с. 58-66, 1990, с. 137; Майко, 1999, с. 40-49].

Ситуация изменилась относительно недавно, когда новые исследования опять привлекли внимание к проблеме подлинности наследия Фирковича. В результате проведенной экспертизы части рукописей в Лаборатории консервации документов АН СССР, в ходе которой колофоны были сфотографированы в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, а позже прочитаны при помощи осветителя для люминесцентной диагностики, удалось выяснить, что некоторые даты в них изменены, а некоторые обведены более свежими чернилами [Вихнович, Лебедев, 1992, с. 138; Лебедев, 1987, с. 58]. Изучение с учетом современных достижений в кодикологии и палеографии так называемого Карасубазарского кодекса «Поздних пророков» из коллекции Фирковича показало, что владельческая надпись на нем, датированная 846 годом, является мистификацией, так как сама рукопись относится к XI веку [Якерсон, 2013]. По итогам комплексного анализа «крымских» приписок и колофонов было предложено считать те из них, где присутствуют даты ранее XIII века, сфабрикованными самим Фирковичем [Шапира, 2004, с. 128].

Карасубазарский кодекс «Поздних пророков» с поддельной датой.
Карасубазарский кодекс «Поздних пророков» XI-XII вв. с поддельной датой 843 г.

Однако до сих пор некоторые авторы не верят в обвинения в адрес коллекционера и пытаются отстаивать достоверность, если не всей, то как минимум части уникальной информации по истории Крыма, которая содержится в собранных им древних манускриптах [Майко, 2014, с. 31-34].

История Магупа в документах из собрания Фирковича

Захват готской крепости Дори хазарами в 805 году

Стихотворная приписка в начале красивого кожаного свитка Закона Божьего, сделанная древним почерком, на первый взгляд не вызывающим никакого сомнения в подлинности. Она датирована 805 годом от РХ (4565 от сотворения мира) и сообщает о спасении хазарами крымских евреев, предков караимов, от притеснявших их готов-тетракситов и завоевании их крепости Дори.

Тогда говорит Иесошуа (Исус):

Благословен Господь, спасающий

Доверяющих Его силе

От преследователей.

Да будет записано и это

Спасение в книге

Учения Божия на память

Последнему поколению, что

Воздвиг Господь во дни наши памятник

Чудесам своим!

Кто в состоянии повествовать о всем, постигшем

Нас с того дня, как мы подверглись

Изгнанию вот уже 1500

Лет? Попадались мы в руки

Идолопоклонников, попадались

В руки водопоклонников,

Которые ограбляли нас, пожирали нас,

Проливали нашу кровь, похищали

Наши священные книги

И ругались над ними.

Настоящий же последний супостат

Отягчал еще наше пленение – (а именно)

Князь Гатам

Вместе со своей ратью, народом

Немногочисленным, называемым тетраксами,

Сказавшими в бесчестии своем:

«Дайте, уничтожим их [иудеев] из числа народов!»

Если бы не Господь, который был с нами

И послал нам спасителей,

Братьев из сынов Кедар,

Обращенных в иудейство с Мивсамом,

Князем их, в их главе,

Которые спасли нас и

Священную книги эту

Из их рук и завоевали

Крепость их Дори,

В настоящем году нашем,

1501-м по нашем изгнании [из Самарии],

4565-м по сотворении мира [805 год н.э.] [Гаркави, 1877, с. 107-108].

Содержание приписки неоднократно анализировалась и было признано большинством авторов абсолютно недостоверным. Еще первые исследователи обратили внимание, что имена Гатам и Мивсам заимствованы из книги Бытия (25:13, 36:16) и что этноним Кедар, обозначающий хазар, появился здесь, так как ветхозаветный Кедар был братом Мивсама. Летоисчисление «от изгнания» до обнародования коллекции Фирковича не было никому известно и по мнению Гаркави его использование является одним из признаков поддельности документа [Гаркави, 1877, с. 108,120].

Автору приписки мог быть известен фрагмент из сочинения И. Тунманна, приведенный в книге П.И. Кеппена «О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических», согласно которому в конце VIII века город Дори принадлежал готам, но спустя некоторое время был захвачен хазарами. И Тунманн , и Кеппен считали, что Дори это Инкерман [Кеппен, 1837, с. 237-238].

Мангуп как новый город, построенный хазарами около 840 года

Мангуп упоминается в двух приписках. Первая из них содержится в конце кожаного свитка Закона и сообщает о его покупке в «новом городе» Мангупе неким Авраамом Гакогеном в 4603 году от сотворения мира (834 год РХ) [Хвольсон, 1866, с. 95-96].

Вторая из пергаментного свитка Торы называет Мангуп «новым городом», построенным хазарами. Согласно тексту приписки Йаков б. Моше продал его в 908 году. Он сам был священнослужителем-коэном из Тамираки. Вместе с другими коэнами он пришел в Мангуп и поселился среди населявших его хазар [Шапира, 2004, с. 109-110]

Хвольсон для обоснования подлинности этих двух приписок ссылался на пространную редакцию послания царя Иосифа, где среди прочих местностей в Крыму упоминается Мангуп. Это, по его мнению, доказывает бытование топонима уже в хазарский период [Хвольсон, 1884, с. 498-502].

Около 960 года Мангуп с другими крымскими городами входит в состав владений Хазарского каганата

Пространная редакция письма царя Иосифа является частью Второй коллекции Фирковича. Считается, что он обнаружил ее в Каире во время своего путешествия по Востоку в 1863 году.

Переписка хазарского бека Иосифа с кордовским вельможей-евреем Хасдаем-ибн-Шафрутом была известна и до публикации рукописи из архива коллекционера. Однако его версия содержит ряд важных добавлений, в том числе связанных с историей Крыма.

Сборник мидрашей и Пространная редакция послания хазарского царя Иосифа.
Сборник мидрашей и Пространная редакция послания хазарского царя Иосифа. Место хранения: РНБ (Евр. II A. 157/1)

В краткой редакции бек, отвечая на вопрос своего корреспондента о границах Хазарской державы, сообщает, что на западе они доходят до «моря Кустантинии» (Черного), где живут подчиненные его власти «13 народов многочисленных и сильных». Тогда как в пространной в этом месте приводится список из тринадцати местностей: Ш-р-кил, С-м-к-р-ц, К-р-ц, Суг-рай, Алус, Л-м-б-т, Б-р-т-нит, Алубиха, Кут, Манк-т, Бур-к, Ал-ма, Г-рузин. Большинство из них достаточно легко локализуется в Крыму: К-р-ц – Керчь, Алус – Алушта, Б-р-т-нит – Партенит, Алубиха – Алупка [Коковцов, 1932, с. 82, 102, 105-110]. Под Манк-т обычно понимают Мангуп и таким образом письмо свидетельствует о том, что он все еще находился во владении хазар около 960/965 гг. – именно этим временем датируют переписку.

Один из наиболее бескомпромиссных критиков Фирковича А.Я. Гаркави признал пространную редакцию подлинной и опубликовал ее первый русский перевод [Гаркави, 1879]. Однако уже П.К. Коковцов, подготовивший критическое издание еврейско-хазарский переписки, всесторонне проанализировав текст, сделал вывод, что он прошел через руки какого-то караима, жившего не ранее XII-XIII вв., которому и принадлежит список крымских местностей [Коковцов, 1932, с. XVI-XXIII]. Неоднократно высказывалось мнение, что это мог быть сам Фиркович [Бушаков, 2005; Петрухин, 2009, с. 208].

При этом один из главных аргументов сторонников подложности пространной редакции заключается в том, что топоним Мангуп больше нигде не встречается до второй половины XV века.

Пока же среди специалистов по истории Крыма возобладало мнение, что даже если рукопись из коллекции Фирковича –  подлинный документ, в своей крымской части она все равно не отражает реальной политической ситуации на полуострове накануне гибели Хазарского каганата и с пропагандистской целью выдает желаемое за действительное, так как таврические климаты к этому времени вернулись под власть Византии [Новосельцев, 1990, с. 108-109; Сорочан, 2005, с. 1199-1201; Сорочан, Сазанов, Могаричев, 2017, с. 490].

Мангуп как хазарская крепость после разгрома каганата войсками князя Святослава

Еще одна интересная по содержанию владельческая надпись, на которую, к сожалению, мало обращали внимания, содержится в конце неполного свитка Пятикнижия. Она сообщает, что Самуил сын Иешуи Гаабдан купил его у рабби Иешуи сына рабби Элии в крепости Мангуп в 970 году РХ, «когда мы прибыли из деревни Таш-Ярган, места нашего жительства, откуда мы убежали из боязни разбойников, алчущих нашего имущества и нашей жизни, чтобы укрыться под покровительством наших братьев, обращенных в иудейство хазар, во главе которых стоит князь Давид, да продлится вечно жизнь его». Хвольсон полагал, что это бегство свершилось в связи с вторжением войск князя Святослава в Хазарию в 969 году, вследствие чего автору понадобилось искать убежище в укреплённом Мангупе [Хвольсон, 1866, с. 75].

В качестве доказательства подлинности приписки, он отмечал что хазарский «князь Давид» упомянут в другом свитке, обнаруженном, по словам Фирковича, в стене синагоги селения Маджалис, недалеко от Дербента. Однако достоверность содержащейся в нем информации сомнительна [Гаркави, 1876], а сам Маджалисский документ почти единогласно признается фальшивкой XIX века.

Кожаная тора, содержащая так называемый «Дербентский документ».
Кожаная тора, содержащая так называемый «Дербентский документ». Место хранения: РНБ (Евр. I A 1).

Мангуп, караимы и крестоносцы

Еще одна версия истории караимской общины Мангупа содержится в сочинении чуфут-кальского газзана Мордехая бен Йосефа Султанского «Зехер чаддыким» или «Память праведников» (1838).

Первые караимы, появившиеся в Крыму, по его сведеньям были выходцами из «страны греков», а если более точно, то из Адрианополя. За давностью лет о времени этого переселения ничего не известно, кроме того, что они поселились в Солхате, где в то время жили «люди Гинувы», то есть генуэзцы. Вторая волна иудеев пришла на полуостров из земли Ковария (Козария?) вместе с татарами, покорившими большую часть Крыма кроме Кале (т.е. Чуфут-кале), Мангупа и крепостей на побережье, оставшихся в руках генуэзцев.

Когда в 1099 году крестоносцы завоевали Иерусалим, король Готфрид Бульонский взял тамошних караимов под свое покровительство. Его преемник Балдуин Фландрский (1100-1118) разрешил им селиться в христианских землях как непричастным к распятию Христа. 250 семейств, воспользовавшись королевской милостью, отправились в Крым, где выбрали для поселения генуэзские крепости Мангуп и Кале. И вплоть до турецкого завоевания генуэзцы и караимы жили рядом друг с другом «в мире и согласии».

Но эту романтическую версию, которая могла бы в будущем лечь в основу какой-нибудь масштабной мистификации в духе Дэна Брауна, быстро забыли в пылу полемики вокруг новой истории крымских караимов, открытой Фирковичем.

© Андрей Васильев, 2020

© Княжество Феодоро, 2020

P.S. Уже после того как я написал пост «Тайная история Мангупа» меня заинтересовало, что заставило Мордехая Султанского связать происхождение караимской общины города с крестоносцами, для чего на первый взгляд нет ровным счетом никаких оснований. Однако мой опыт показывает, что любая мистификация всегда имеет под собой источник, вдохновивший ее автора. Спустя некоторое время, такой источник удалось найти.

Книга Султанского «Зехер чаддыким» вышла в 1838 года, а за год до этого появилось сочинение Н.Н. Мурзакевича «История генуэзских поселений в Крыму». В нем он утверждал, что крымские готы, в числе главных крепостей которых был Мангуп, отнюдь не потомки древних готов Прокопия, а «произошли из остатков тех войск, которые шли во Святую Землю с Готфридом, герцогом Бульонским и именем своим дали название Готфии. Платя установленную дань татарам, готфы управлялись князьями греческого происхождения» [Мурзакевич, 1837, с. 51]. Мурзакевич ссылается в этом месте на книгу аббата Луиджи Гаспара Одерико, преподнесенную в дар Екатерине II в 1792 году. Тот, в свою очередь черпал  информацию из анналов генуэзского хрониста Августино Джустиниани (1470-1536), полагавшего, что жители Готии (Gozia) от Чембало до Сугдеи это франки, и потому говорят на языке, похожем на французский, что являются остатками армии участников первого крестового похода [Giustiniani, 1537, p. CLXXXVI (vol. 5); Oderico, 1792, p. 138].

Это сообщение в конечном счете восходит к отчету бургундского путешественника и шпиона Бертрандона де ла Брокьер, побывавшего в Константинополе в 1432 году. Здесь он услышал местную легенду, согласно которой, когда крестоносцы после завоевания Иерусалима возвращались домой, византийцы, переправив их на европейский берег Босфора, коварнейшим образом перебили. Когда находившиеся в Малой Азии рыцари узнали об этом, они, чтобы избегнуть ловушки, переправились на северный берег Черного моря, и от них произошли черкесы, зихи, готаланы и мингрелы. О злодеяниях же греков, будто бы, свидетельствует холм из костей христиан рядом с одними из ворот Константинополя [Bertrandon de La Brocquièr, 1807, p. 221; Bertrandon de la Broquière, 1892, p. 153] (Андрей Васильев, 19.01.2020).

Литература

  1. Алексеенко Н.А. Готия в структуре византийской административной системы в Таврике во второй половине Х века / Н.А. Алексеенко // XC. – 1998. – Т. IX. – С. 230-236.
  2. Бушаков В.А. Як укладалася докладна редакція так званого листа хозарского царя Иосифа / В.А. Бушаков // Хазарский альманах. – 2005. – Т. 4. – С. 118-127.
  3. Вихнович В.Л. Загадка 15000 древних рукописей / В.Л. Вихнович, В.В. Лебедев // МАИЭТ. – 1992. – Т. 2. – С. 130-139.
  4. Гаркави А.Я. По вопросу о иудейских древностях, найденных Фирковичем в Крыму / А.Я. Гаркави // ЖМНП. – 1877. – Т. 192. – С. 98-121.
  5. Гаркави А.Я. Сообщения о хазарах. Хазарские письма / А.Я. Гаркави // Еврейская библиотека. – 1879. – Т. 7. – С. 143-165.
  6. Герцен А.Г. Византийско-хазарское пограничье в Таврике / А.Г. Герцен // История и археология Юго-Западного Крыма. – Симферополь, 1993. – С. 58-66.
  7. Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа / А.Г. Герцен // МАИЭТ. – 1990. – Т. 1. – С. 88-165.
  8. Кеппен П.И. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических / П.И. Кеппен. – Санкт-Петербург, 1837. – 409 с.
  9. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X веке / П.К. Коковцов. – Ленинград: Издательство АН СССР, 1932. – XXXVIII+134 с.
  10. Лебедев В.В. К источниковедческой оценке некоторых рукописей собрания А. С. Фирковича / В.В. Лебедев // Палестинский сборник. – 1987. – Т. 29 (92). – С. 57-63.
  11. Майко В.В. Восточный Крым во второй половине Х-XII вв. / В.В. Майко. – Киев, 2014. – 465 с.
  12. Майко В.В. Хозари у Криму в другій половині X ст. / В.В. Майко // Археологія. – 1999. – № 2. – С. 40-49.
  13. Мурзакевич Н.Н. История генуэзских поселений в Крыму / Н.Н. Мурзакевич. – Одесса, 1837.
  14. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа / А.П. Новосельцев. – Москва, 1990. – 264 с.
  15. Петрухин В.Я. Хазария, Русь и славяне: становление городской сети и контроль над международными коммуникациями / В.Я. Петрухин // Международные отношения в бассейне Черного моря в скифо-античное и хазарское время. – Ростов-на-Дону, 2009. – С. 208-214.
  16. Сорочан С.Б. Византийский Херсон / С.Б. Сорочан. – Харьков: Майдан, 2005. – 1644 с.
  17. Сорочан С.Б. Крым в «хазарское» время (VIII – середина X вв.): вопросы истории и археологии / С.Б. Сорочан, А.В. Сазанов, Ю.М. Могаричев. – Москва: Неолит, 2017. – 744 с.
  18. Хвольсон Д.А. Восемнадцать еврейских надгробных надписей из Крыма / Д.А. Хвольсон. – Санкт-Петербург: В тип. М. Еттингера, 1866. – 212 с.
  19. Хвольсон Д.А. Сборник еврейских надписей, содержащий надгробные надписи из Крыма / Д.А. Хвольсон. – Санкт-Петербург, 1884. – 528 с.
  20. Шапира Д. Нынешнее состояние ряда приписок к колофонам на библейских рукописях из первого собрания А.С. Фирковича / Д. Шапира // Материалы одиннадцатой ежегодной международной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч.1. – 2004. – С. 102-130.
  21. Якерсон С.М. Карасубазарский кодекс «Поздних Пророков» в собрании ИВР РАН (D 62). Заметки к его истории, локализации и датировке / С.М. Якерсон // Письменные Памятники Востока. – 2013. – № 1 (18). – С. 176-189.
  22. Bertrandon de La Brocquièr. “The” travels of Bertrandon de la Broquière to Palestine, and his return from Jerusalem overland to France during the years 1432 and 1435 / Bertrandon de La Brocquièr. – J. Henderson. – 1807. – 340 p.
  23. Bertrandon de la Broquière. Le voyage d’outremer de Bertrandon de la Broquière : premier conseiller de Philippe le Bon, duc de Bourgogne / Bertrandon de la Broquière. – Paris, 1892. – 325 p.
  24. Giustiniani A. Castigatissimi annali con la loro copiosa tauola della eccelsa & illustrissima republi. di Genoa, da fideli & approuati scrittori, per el reuerendo monsignore Agostino Giustiniano genoese vescouo di Nebio accuratamente racolti / A. Giustiniani. – Genova, 1537. – 614 p.
  25. Oderico G.L. Lettere ligustiche ossia osservazioni critiche sullo stato geografico della Liguria fino ai tempi di Ottone il Grande con le memorie storiche di Caffa, ed altri luoghi della Crimea posseduti un tempo da’ genovesi, e spiegazione de’ monumenti liguri quivi esistenti dell’abate Gasparo Luigi Oderico patrizio genovese / G.L. Oderico. – Bassano, 1792. – 214 p.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил Каламит
Михаил Каламит
8 месяцев назад

Я так понимаю, что и нынче под сенью горы Трапезос трудятся продолжатели Фирковича. Он им дал хороший старт.