Мангуп: Октагональный храм

Примерно в 40 метрах от въездных ворот в цитадель находилось одно из самых загадочных сооружений Тешкли-буруна – так называемый Октагональный храм. Сегодня от него остались лишь нижние ряды кладки, но когда-то он являлся архитектурной доминантной внутреннего пространства цитадели.

Октагональный храм мангупской цитадели.
Октагональный храм мангупской цитадели. Фото: Дмитрий Метелкин, 2004.

«Октагон» расположен строго по оси восток-запад, недалеко от самой высокой точки мыса. Место для возведения храма выбрали таким образом, чтобы он находился на прямой оси от главных ворот цитадели, при этом оборонительная стена формирует основание равнобедренного треугольника, вершиной которого и является храмовая постройка [Герцен, Науменко, 2009, с. 439; Кирилко, Мыц, 2001, с. 368].  Чтобы построить храм именно в этом месте, органично вписав в общую планировку композиции ансамбля цитадели, его строителям пришлось осуществить масштабную вырубку и подтеску скальной породы для выравнивания пола будущей церкви [Герцен, Науменко, 2009, с. 441-442].

Мангуп. Цитадель на мысе Тешкли-бурун. Сводный план.
Мангуп. Цитадель на мысе Тешкли-бурун. Сводный план.

Наружная часть здания в плане представляет собой восьмигранную фигуру, размером 8,46 х 8,02 м, тогда как внутреннее пространство имеет вид равноконечного креста, размерами 6.6 на 6.2 метра с полукруглой восточной частью, где располагался алтарь [Герцен, Науменко, 2009, с. 439; Кирилко, Мыц, 2001, с. 355-356]. К западу от помещения раскопками вскрыта небольшая скальная площадка, с основаниями четырех колонн. Возможно здесь был нартекс или портик, который мог использоваться в качестве паперти [Герцен, Науменко, 2009, с. 440-441, 459, рис. 6; Кирилко, 2010, с. 115].

План Октагонального храма составленный Ф. Брауном
План Октагонального храма составленный Ф. Брауном (1890).

Стены церкви сложены из крупных чисто отесанных блоков известняка что позволило первым исследователям датировать ее ранневизантийским периодом (VI-IX вв) [Веймарн, 1975, с. 460; Домбровский, Махнева, 1973, с. 51; Якобсон, 1940, с. 220, 1959, с. 196-197].

Мангуп. Октагональный храм, фото 1913 года.
Мангуп. Октагональный храм, фото 1913 года.

Однако последующие исследования показали, что Октагон относится к эпохе княжества Феодоро [Герцен, Науменко, 2009, с. 432].  Вероятно, это и был тот самый храм «славных, боговенчанных, великих царей, равноапостольных Константина и Елены», упомянутый в надписи на строительной плите с именем князя Алексея от октября 1427 года как возведенный одновременно с «благословенной крепостью», т.е. стенами и башней цитадели.  Плита, по всей видимости являлась архитравом, перекрывавшим вход в помещение храма [Кирилко, Мыц, 2001, с. 370-371].

Плита с именем князя Алексея, сообщающая о строительствt храма св. Константина и Елены в 1427 году.
Плита с именем князя Алексея, сообщающая о строительствt храма св. Константина и Елены в 1427 году.

Откагон интересен в первую очередь своей уникальной формой, не имеющей аналогов в христианской архитектуре Крыма [Герцен, Науменко, 2009, с. 425]. Пока храм датировали византийским временем его типология не представляла особых проблем. Восьмигранные постройки – не редкость в раннехристианском зодчестве. Такую форму часто имели крещальни и усыпальницы.

Равенна. Баптистерий Неона.
Равенна. Баптистерий Неона.

Среди наиболее известных примеров октагональных культовых сооружений можно вспомнить Неонианский баптистерий в Равенне, мавзолей остготского короля Теодориха и равеннскую же базилику Сан-Витале.  Находятся близкие аналогии нашему храму и в архитектуре средневекового Херсонеса. В частности, крещальня Уваровской базилики по своей форме приближается к восьмиграннику [Беляев, 2015].

План крещальни Уваровской базилики в Херсонесе.
План крещальни Уваровской базилики в Херсонесе. Автор: С.А. Беляев.

Но, во-первых, мангупский Октагон – не мартирий и не баптистерий, а во-вторых, все перечисленные выше постройки относятся к совершенно другой исторической эпохе, на много столетий удаленной от княжества Феодоро. Исследователи пытаются найти выход из этого затруднительного положения, предлагая разные версии происхождения необычной формы храма.

В одной из своих ранних работ А.Г. Герцен обратил внимание на сходство Октагона  с купольными мавзолеями татарской знати (дюрбе), высказав мнение, что этот «типовой проект» был приспособлен правителями Феодоро под княжескую капеллу [Герцен, 1990, с. 144].  Но все известные на сегодняшний день восьмигранные дюрбе относятся к более позднему периоду, и соответственно никак не могли служить мангупским князьям образцами для подражания [Кирилко, Мыц, 2001, с. 359-360].

Эски-Юрт. Мавзолей «Трех ханов».
Эски-Юрт. Мавзолей «Трех ханов». © Княжество Феодоро, Андрей Васильев, 2011.

В свою очередь В.П. Кирилко и В.Л. Мыц, предложившие свою реконструкцию Октагона, взяли за основу церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) в армянском монастыре Макараванк, построенную в 1198 году [Кирилко, Мыц, 2001, с. 361-365]. Однако так и не предоставили объяснения своего выбора. Ведь указанный храм относится к совершенно другой культурной среде и иной исторической эпохе, не имея аналогий в армянском зодчестве Северного Причерноморья.

Октагональный храм и донжон цитадели Мангупа, 3D модель.
Октагональный храм и донжон цитадели Мангупа, 3D модель Lavinyukov на основе реконструкции В.Л.Мыца и В.П. Кирилко.

Прообразы храма мангупской цитадели пытались искать и в византийской архитектуре. Одним из наиболее ранних примеров октагонального оформления внутреннего убранства является церковь св. Сергия и Вакха в Константинополе (VI век). По сути, это открытый восьмиугольник в два этажа, увенчанный куполом и заключенный в квадрат, к одной стороне которого примыкает небольшая алтарная часть, а к другой пристроен открытый дворик-атриум. Легко заметить, что здесь планировочное решение прямо противоположно тому, что мы имеем в храме св. Константина и Елены на Мангупе.

План церкви Святых Сергия и Вакха. 526–537 гг. Константинополь.
План церкви Святых Сергия и Вакха. 526–537 гг. Константинополь.

Вряд ли прототипами мангупского Октагона можно считать и некоторые храмы островной Греции, которые относятся к X-XI векам. Пожалуй, единственная близкая по времени и архитектуре византийская аналогия нашему памятнику – церковь в окрестностях монастыря Гастрия в Константинополе, перестроенная турками в мечеть Санджакдар. Но отсутствие необходимых сведений об этом объекте не позволяет привлечь его к рассмотрению [Брунов, 1966, с. 142 (рис. 102); Герцен, Науменко, 2009, с. 453; Кирилко, Мыц, 2001, с. 361-362, прим. 44].

Вместе с тем использование октагональной формы как в христианской, так и в мусульманской архитектуре заставляет искать общие корни для этих построек, которые, по моему мнению, можно обнаружить в Святой Земле.

Самое известное восьмиугольное культовое сооружение – это Купол Скалы (Куббат ас-Сахра) в Иерусалиме, являющийся своеобразной визитной карточкой древнего города. Он возвышается над Камнем Основания, который, согласно традиции, находился в Святая Святых Иерусалимского храма и с которого пророк Мухаммед совершил вознесение. План святилища, построенного в 687–691 гг. представляет собой восьмиугольник с центральной частью, перекрытой куполом на цилиндрическом барабане. К концу VII века ортогональная форма здания была хорошо известна в Палестине по христианским мартириям, баптистериям и храмам.

В эпоху крестовых походов Купол Скалы был превращен в церковь, названную Templum Domini. Благодаря этому, в Западной Европе распространилось представление об Иерусалимском храме как об октагональном здании. В виде восьмиугольника он предстает на печатях Ордена Тамплиеров, на картине Рафаэля Санти «Обручение Девы Марии» (1504), на иллюстрации к книге Ноя Бянко о путешествии в Святую Землю (1600).

Ной Бьянко. Храм Соломона. Templum Domini
Ной Бьянко. Храм Соломона. Templum Domini (1600)

Под влиянием этого образа европейские архитекторы в разных странах на протяжении столетий возводили восьмигранные сооружения, восходящие, как они полагали к пропорциям Иерусалимского храма. Прекрасным примером таких построек является церковь Св. Иакова в итальянском городе Виковаро, которая относится к тому же времени, что и мангупский Октагон.

Виковаро. Восьмигранный храм св. Иакова (XV век).
Виковаро. Восьмигранный храм св. Иакова (XV век).

Около 1150 года крестоносцы перестроили храм Вознесения Господня на Елеонской горе, который к этому времени находился в руинах. Первоначальный византийский Имвомон, возведенный на этом месте императором Константином [Евсевий Памфил, 1998, с. 122 (IIΙ, 41)], представлял собой совершенно круглое в плане здание, диаметром 28 метров, состоящее из двойного портика и трех рядов колонн.  В центре находилось  открытое с запада круговое  ограждение, возведенное вокруг камня со следами ног Спасителя, с которого он вознесся на небеса [Никитин, 2017, с. 233-235; Shalev-Hurvitz, 2014, p. 114-117].  Константиновский храм был разрушен  в 1009 году, а позже крестоносцы придали ему октагональную форму, судя по всему в подражание Templum Domini [Shalev-Hurvitz, 2014, p. 305].  Ограждение над храмовой святыней превратилось в восьмиугольную постройку –  симметрично уменьшенную копию большого храма.  Мусульмане, захватив в 1187 году Иерусалим, накрыли ее каменным куполом, установленном на восьмигранном барабане. В 1517 году храм был окончательно разрушен.  От него осталась лишь центральная часовня – одно из любимых мест паломников, совершавших путешествие в Святую Землю.

Иерусалим. Часовня Вознесения Господня.
Иерусалим. Часовня Вознесения Господня.

Ее «двойником» является Купол Вознесения на храмовой горе (Куббат аль-Мирадж), установленный, как полагают, на месте, где пророк Мухаммед молился перед вознесением на небо. Согласно одной из версий в своем нынешнем виде Куббат аль-Мирадж представляет собой часть храмового комплекса Templum Domini (возможно баптистерий), которая после перехода Иерусалима под власть Айубидов была перестроена мусульманами в память о более древнем Куполе Вознесения, находившемся где-то здесь до начала крестовых походов [The history of Jerusalem: the early Muslim period, 638-1099, 1996, с. 86-87].

Иерусалим. Купол Вознесения.
Иерусалим. Купол Вознесения.

Подтверждает гипотезу о заимствовании формы мангупского Октагона из храмового зодчества Святой Земли и его посвящение св. Константину и Елене. Равноапостольная императрица построила Имвомон, а ее прославленный сын в память матери «щедро украсил» это место [Евсевий Памфил, 1998, с. 122-124 (IIΙ, 41-43)].  Также стоит отметить, что Евсевий приписывает Константину традицию возведения восьмиугольных храмов, упоминая о «единственной в своем роде церкви в Антиохии» [Евсевий Памфил, 1998, с. 127 (IIΙ, 50)].

Княжеская капелла, построенная владыкой Феодоро Алексеем в цитадели города и освящённая во имя св. Константина и Елены близка по своим размерам и пропорциям хорошо известной паломникам часовне Вознесения Господня на Елеонской горе в Иерусалиме, строительство которой связывали с равноапостольными императором и императрицей. Вероятно, именно она стала прототипом мангупского «Октагона». На это указывает и такая необычная для горного Крыма архитектурная деталь как каменная кровля [Челеби, 1999, с. 33-34], устроенная, как я полагаю, в подражание облику Иерусалимской святыни.

Часовня Вознесения Господня.
Часовня Вознесения Господня – прототип мангупского Октагона. Гравюра из книги Бернардино Амико «Трактат о планах и видах священных зданий Святой Земли» (1620)

Предложенная гипотеза помогает объяснить сходство между Октагональным храмом и дюрбе крымско-татарской знати, которые восходят к образцам архитектурного зодчества Иерусалима, места святого как для христиан, так и для мусульман.

© Княжество Феодоро, 2020

Литература:

  1. Беляев С.А. Раскрытая тайна Октагона [Электронный ресурс] / С.А. Беляев. – Режим доступа: http://orthodoxmoscow.ru/raskrytaya-tajna-oktagona/.
  2. Брунов Н.И. Архитектура Византии / Н.И. Брунов // Всеобщая история архитектуры : в 12 т. – Ленинград, 1966. – Т. 3. – С. 16-160.
  3. Веймарн Е.В. Пам’ятки південно-західного Крыму / Е.В. Веймарн // Археологія Українськоі РСР. – Киев, 1975. – Т. 3. – С. 454-466.
  4. Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа / А.Г. Герцен // МАИЭТ. – 1990. – Т. 1. – С. 88-165.
  5. Герцен А.Г. Октагональная церковь Мангупской цитадели по данным археологических исследований 1997—1999 гг.: планировка, стратиграфия, хронология / А.Г. Герцен, В.Е. Науменко // АДСВ. – 2009. – № 39. – С. 423-466.
  6. Домбровский О.И. Столица феодоритов / О.И. Домбровский, О.А. Махнева. – Симферополь, 1973. – 104 с.
  7. Евсевий Памфил. Жизнь Блаженного Василевса Константина / Евсевий Памфил. – Москва, 1998. – 352 с.
  8. Кирилко В.П. Октогональный храм Мангупа / В.П. Кирилко, В.Л. Мыц // АДСВ. – 2001. – № 32. – С. 354-375.
  9. Кирилко В.П. О времени строительства мангупского октагона и его идентификации (к вопросу об интерпретационных возможностях источников) / В.П. Кирилко // Stratum plus. – 2010. – Т. 6. – С. 103-120.
  10. Никитин арх. А. Святыни Елеона (по запискам русских паломников). Часть 4. / арх. А. Никитин // Нева. – 2017. – № 4. – С. 233-254.
  11. Челеби Э. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме / Э. Челеби. – Симферополь: Дар, 1999. – 141 с.
  12. Якобсон А.Л. Из истории раннесредневековой архитектуры в Крыму. II. Мангупская базилика / А.Л. Якобсон // СА. – 1940. – Т. 6. – С. 205-226.
  13. Якобсон А.Л. Раннесредневековый Херсонес. Очерки истории материальной культуры: МИА / А.Л. Якобсон. – Москва, Ленинград: Изд-во АН СССР, 1959. – Вып. 63. – 362 с.
  14. Shalev-Hurvitz V. Holy sites encircled: the early byzantine concentric churches ofJerusalem. Holy sites encircled / V. Shalev-Hurvitz. – New York, NY: Oxford University Press, 2014. – 429 p.
  15. The history of Jerusalem: the early Muslim period, 638-1099 / ред. J. Prawer, H. Ben-Shammai. – Jerusalem: New York: Yad Izhak Ben-Zvi; New York University Press, 1996. – 443 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии