Двуглавый орел в Византии. Часть 2. От украшения к символу

В описи имущества афонского монастыря Богородицы Ксилургу, составленной в 1143 году, значатся «червлени с двойными орлами». «Червлень» – красная шелковая ткань, а «двойные орлы» вполне могли быть двуглавыми [Азария (Попцов), Терновский, 1873, с. 52-53, 62; Соловьев, 2009, с. 133]. Спустя полтора столетия, среди текстилей из реликвария Святого Престола в Риме, были отмечены алтарное покрывало со львами и орлами в золоте, красное одеяние с грифонами и орлами, алая туника с орлами и грифонами без орнамента, а также алый далматик с большими двуглавыми орлами – все византийского производства [Molinier, 1885, p. 19,29,30].

Фрагмент ризы из собора в Ананьи
Фрагмент ризы из собора в Ананьи. Фото: Alessandro Iazeolla.

Нам трудно судить о том, какими были афонские «червлени» в 1143 году. Возможно, что они происходили с мусульманского Востока. Что касается текстилей из Рима, упомянутых в документе от 1295 года, то, как показывает анализ византийских фресок и миниатюр в рукописях, по своей стилистике они, вероятно, напоминали ризу кипрской работы, которой в описи тканей папской сокровищницы дается следующее описание: «красный самит, расшитый золотом с круглыми медальонами, в которых грифоны, двуглавые орлы и противостоящие птицы» [Molinier, 1885, p. 26].

Будучи переданной Бонифацием VIII в дар своему родному городу, она и по сей день хранится в кафедральном соборе Ананьи [Elster, 2017].

От письменных источников перейдем к памятникам изобразительного искусства. Я попытался расположить их в хронологическом порядке, хотя  точная датировка не всегда возможна.

Севастократор Константин на мозаике из монастыря Перивлептос (около 1270 года)

Одним из наиболее ранних изображений двуглавого орла на придворных одеяниях может считаться, как кажется, утраченная ныне мозаика из Константинопольского монастыря Перивлептос. Она известна по гравюре, опубликованной в 1601 году в лионском издании «Хроники Виллардуэна». На мозаике, созданной около 1270 года, были изображены император Михаил VIII Палеолог, его жена Феодора и сын – севастократор Константин (1261-1306). Последний, еще мальчик, представлен в длинном кафтане и мантии, декорированной медальонами с орлами. Художник изобразил одного из них, помещенного на левом плече принца, как одноглавого. Однако здесь можно заподозрить ошибку. Головы орлов в других круглых медальонах, ни один из которых не виден полностью, обращены в разные стороны. Возможно, что они все-таки были двуглавыми [Parani, 2003, p. 320-321].

Севастократор Константин Палеолог.
Севастократор Константин Палеолог, фрагмент гравюры из «Хроники Виллардуэна», Лион (1601).
Севастократор Константин Палеолог (между 1328 и 1344)

Другой Константин, который тоже носил титул севастократора (ок. 1230-1271) – брат императора Михаила VIII Палеолога. Его портрет находится среди других изображений жертвователей в Типиконе монастыря Богоматери Верной Надежды, создание которого относится ко времени между 1328 и 1344 гг.

Константин одет в расшитый золотом красный кафтан c длинными узкими рукавами и пурпурную мантию, доходящую до колен, с большими двуглавыми орлами в круглых медальонах.

Соловьев полагает, что в 1259 году он получил от Михаила VIII право носить на обуви двуглавых орлов [Соловьев, 2009, с. 133]. Однако в источниках говорится лишь о «золотых», либо «царских» орлах, которые могли быть и одноглавыми.

Севастократор Константин Палеолог и его жена Ирина.
Севастократор Константин Палеолог и его жена Ирина. Bodleian Library, HS Lincoln College gr. 35, f. 1v
Иоанн Дука Ангел Палеолог Рауль Ласкарис Торник Асан (1351-1354 гг. или середина XV века).

Посмертное изображение на иконе в монастыре Мега-Спилио. Икона погибла во время пожара в 1934 году, сохранились ее фотографии, сделанные в начале прошлого века.

Иоанн Асан, еще мальчик, стоит с поднятыми в молитвенном жесте руками перед Богородицей с Младенцем. Он облачен в длинный кафтан и мантию, украшенную растительными мотивами и медальонами с двуглавыми орлами.

Умершего часто отождествляют с племянником императрицы Ирины, жены Иоанна VI Кантакузина, датировав икону серединой XIV века [Chotzakoglou, 1996, p. 62-63; Parani, 2003, p. 335]. Однако есть и другая гипотеза, согласно ко которой он был сыном одного из последних деспотов Пелопоннеса (Дмитрия или Фомы), что предполагает омоложение памятника примерно на столетие [Божилов, 1994, с. 372-374]. В последнем случае Иоанн Асан оказывается братом Софьи Палеолог.

Иоанн Асан. Фрагмент иконы из монастыря Мега-Спилио.
Иоанн Асан. Фрагмент иконы из монастыря Мега-Спилио по Hans Belting. Das illuminierte Buch in der spätbyzantinischen Gesellschaft. Heidelberg, 1970, Abb.46-47.
Великий примикирий Иоанн (1360-1370)

Иоанн был пограничным лендлордом, получившим большие земельные владения в Македонии от Иоанна V Палеолога [Kondyli, 2017, p. 315-326]. Его изображение дошло до нас в виде маленькой коленопреклоненной фигурки на рамке иконы Христа Пантократора из Эрмитажа. Иоанн одет в зеленый кафтан с узкими рукавами, украшенный растительным орнаментом и золотыми двуглавыми орлами в продолговатых медальонах.

Икона Христос Пантократор с донаторами.
Икона Христос Пантократор с донаторами. Эрмитаж Инв. №I-515
Великий примикирий Иоанн.
Великий примикирий Иоанн. Фрагмент иконы Христос Пантократор с донаторами.
Иоанн Кантакузин (около 1388 (?))

Изображение на серебряном окладе иконы Божьей Матери из Ортокоста, которая в настоящий момент хранится в храме св. Самуила в Венеции. Оклад украшает сцена Благовещенья, а также фигура жертвователя, над которой читается имя: «Иоанн Кантакузин». На его одеянии – два орла, изображенных на восточный лад с головами на одной шее. Дж. Жерола отождествил его с Иоанном Кантакузином, сыном императора Мануила Кантакузина, который возможно был деспотом Мореи между 1380 и 1388 гг. [Gerola, 1931]. Но твердой уверенности в этом нет. Отмечу, что на ктиторе нет мантии-хламиды, важной части церемониального облачения деспотов и севасктораторов [Parani, 2003, p. 16,63], и он одет в обычный кафтан, что указывает на его более скоромный статус. Кроме того, внешний вид орлов весьма архаичный и они могут относиться к более раннему времени.

Иоанн Кантакузин.
Иоанн Кантакузин. Фрагмент серебряного оклада иконы Божьей Матери из Ортокоста.
Феодор и Андроник Палеологи (1403-1405)

Миниатюра из манускрипта Louvre, Ms Ivoires 100, f.2r (1403-1405), изображающая императора Мануила II Палеолога (1391-1425), его жену Елену, сыновей Иоанна (будущий император), Феодора и Андроника. В связи с плохой сохранностью оригинала приводится по копии из коллекции антиквара Роже де Ганьера (1642-1715). Принцы одеты в украшенные орнаментами красные туники и мантии с золотыми двуглавыми орлами в кругах.

Феодор и Андроник Палеологи реплика миниатюры XV века.
Феодор и Андроник Палеологи реплика миниатюры XV века.

Сложно дать однозначный ответ чем являлся двуглавый орел на одеяниях византийских вельмож. Украшением? Символом занимаемого места в придворной иерархии? Императорским пожалованием? Или, может быть, просто указанием на высокий социальных статус владельца? Вероятно, со временем его роль могла меняться.

Псевдо-Кодин в своем трактате «О должностях», написанном в XIV веке, отмечает, что орлы помещались на обуви, седлах и шатрах деспотов, а также на обуви и седлах севастократоров (не упоминая правда о количестве их голов). Это позволило А.В. Соловьеву сделать вывод, что они представляли собой инсигнию высших дворцовых чинов, которые, как правило, резервировались за близкими родственниками императора [Поляковская, 2011, с. 239-240; Соловьев, 2009, с. 132-133,134].

Однако я не был бы столь категоричен. Имеющиеся у нас материалы показывают, что придворный этикет не всегда и не везде соблюдался.  Жертвователь иконы Христа Пантократора Иоанн происходил из провинциальной семьи, не связанной с императорским домом, и имел лишь титул великого примикиря, находившийся на 11-й ступени чиновной лестницы, но, несмотря на это, приказал изобразить себя в кафтане с двуглавыми орлами. Судя по всему, он использовал их как знак власти над своими землями, полученной из Константинополя.

Таким образом, двуглавые орлы на одеяниях византийской знати, будучи сначала декоративным орнаментом со временем стали символизировать высокий социальный статус  владельцев. Они были атрибутом высших сановников двора – деспотов и севастократоров. Однако жесткая регламентация орнаментов на парадных одеяниях существовала лишь в идеальном мире, подобном тому, что описан у Псевдо-Кодина. На практике же, двуглавых орлов использовали и другие аристократы, рангом пониже, как указание на свою принадлежность к классу носителей власти в империи Палеологов.

© Княжество Феодоро, 2020

Литература:

  1. Азария (Попцов). Акты русского на святом Афоне монастыря св. великомученика и целителя Пантелеймона / Азария (Попцов), Ф.А. Терновский. – Киев, 1873. – 648 с.
  2. Божилов И. Фамилията на Асеневци (1186-1460) генеалогия и проспография / И. Божилов. – София, 1994. – 507 с.
  3. Поляковская М.А. Византийский дворцовый церемониал XIV в.: «театр власти». Византийский дворцовый церемониал XIV в. / М.А. Поляковская. – Изд-во Уральского ун-та, 2011. – 333 с.
  4. Соловьев А.В. Геральдические эмблемы Византии и славяне / А.В. Соловьев // Signum. – 2009. – Т. 4. – С. 109–211.
  5. Chotzakoglou Ch. Die Palaiologen und das fruheste Auftreten les byzantinischen Doppeladlers / Ch. Chotzakoglou // Byzantinoslavica. – 1996. – Vol. 57. – P. 60-68.
  6. Elster C. Pope Boniface VIII’s Textile Donations to Anagni Cathedral [Электронный ресурс] / C. Elster. – Режим доступа: https://galerie.biblhertz.it/en/anagni/.
  7. Gerola G. L’effige del Despota Giovanni Cantacuzeno / G. Gerola // Byzantion. – 1931. – Vol. 6. – № 1. – P. 379-387.
  8. Kondyli F. Lords at the end of the Empire: negotiating power in the late Byzantine frontiers (fourteenth–fifteenth centuries) / F. Kondyli // Annual of the British School at Athens. – 2017. – Vol. 112. – P. 309-339.
  9. Molinier É. Inventaire du trésor du Saint-Siège sous Boniface VIII (1295) (suite) / É. Molinier // Bibliothèque de l’école des chartes. – 1885. – Vol. 46. – P. 16-44.
  10. Parani M.G. Reconstructing the Reality of Images: Byzantine Material Culture and Religious Iconography 11th-15th Centuries / M.G. Parani. – Leiden-Boston: Brill, 2003. – 720 p.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments