Двуглавый орел в Византии. Часть 1. Скульптурный декор

Одной из наиболее авторитетных работ, посвященных истории двуглавого орла, является статья А.В. Соловьева «Геральдические эмблемы Византии и славяне», увидевшая свет в 1935 году на французском языке и недавно переведенная на русский [Соловьев, 2009; Soloviev, 1935].

Мраморная плита с двуглавым орлом над старыми воротами Эсфигменского монастыря.
Мраморная плита с двуглавым орлом над старыми воротами Эсфигменского монастыря.

Исследователь, обобщивший большой массив данных по памятникам Малой Азии, Балкан, Западной Европы, Древней Руси и дополнивший его анализом письменных источников, пришел к выводу, что Византия никогда не имела герба, поскольку не знала геральдики в европейском смысле этого слова.

Двуглавый орел, принесенный в Византию с Востока как декоративный скульптурный элемент и орнамент на тканях, при Комнинах стал одной из императорских инсигний. Благодаря византийскому влиянию, он распространился по Западной Европе (Италия, Германия, Фландрия), Балканам (Болгария, Сербия, Албания), попал в Галицко-Волынскую Русь и Трапезундскую империю.

Реставрация Византии при Палеологах «ослабила триумфальное шествие двуглавого орла», так как они имели свою эмблему: крест с четырьмя β, которая к 1327 году стала их династическим гербом и знаменем восстановленной империи. В свою очередь двуглав продолжил бытование как царская инсигния и эмблема высших дворцовых сановников: деспотов и севастократоров. Гербом он стал только в греческой Морее в последние десятилетия, предшествовавшие ее захвату турками [Соловьев, 2009, с. 180-182].

Хотя Соловьев полагал, что уже при Комнинах (XII в.) двуглавый орел рассматривался в качестве императорской инсигнии или даже эмблемы правящего дома, ему не удалось обнаружить ни одного памятника с подобной семантикой до начала эпохи Палеологов (рубеж XIII/XIV вв.). Признавая отсутствие таковых, он писал: «Можно утверждать, что портрет Андроника II на хрисовуле из Монемвасии есть действительно первый предмет, на котором двуглавый орел находится в непосредственной связи с личностью императора» [Соловьев, 2009, с. 132].

На эту непоследовательность ученого-эмигранта обратил внимание в своей рецензии Ф. Дёльгер, отметивший, что наиболее ранее упоминание двуглавого орла в качестве герба «греческих императоров» содержится в сочинении итальянского гуманиста Виллани, написанном около 1330-1348 гг., а первым по времени собственно византийским памятником, где он имеет значение императорской инсигнии, является миниатюра, изображающая Иоанна VI Кантакузина, созданная около 1370-75 гг. Соответственно он полностью отрицал роль Византии как посредника между Востоком и Западом в распространении двуглавого орла в Западной Европе, где он известен в качестве герба уже в XIII в. «До 1348 года  нет достоверных доказательств того, что императоры в Константинополе использовали двуглавого орла как герб или даже просто как эмблему», –  резюмировал исследователь [Dolger, 1934, p. 470-472, 1935, p. 505-506].

Гиперкритицизм Дёльгера был подвернут сомнению Х. Хотцакоглу. Указав на необходимость четко различать, когда двуглавый орел представляет собой декоративный мотив, а когда герб или эмблему (Wappen oder Emblem), он рассмотрел около десятка византийских памятников конца XIII – первой половины XIV вв. В результате исследователь пришел к выводу, что двуглав в качестве знака императорской власти (kaiserliches Herrschaftszeichen) появился в Византии в годы правления Андроника II, но при этом он не может рассматриваться в качестве герба Палеологов, иначе тем не приходилось бы совмещать его со своей монограммой. Кроме того, будь он их династическим гербом, тогда его не могли бы использовать Кантакузины, сербские цари и правители Феодоро [Chotzakoglou, 1996, p. 60-68].

Таким образом, схему Соловьева сегодня можно принимать лишь с существенными оговорками, в частности, что касается хронологических рамок приобретения двуглавым орлом статуса инсигнии византийских императоров, которые, судя по всему, следует сдвинуть с XII на конец XIII или даже на первые годы XIV в. На мой взгляд, будучи известен при константинопольском дворе еще в эпоху Комнинов в качестве украшения и символа высокого социального положения, он мог получить характер геральдической эмблемы не ранее времени правления первых Палеологов.

Для проверки этой гипотезы я систематизировал известные мне византийские памятники с двуглавыми орлами с учетом их семантики, получив в итоге шесть, объединенных общими признаками, категорий:

1) Двуглавый орел как элемент скульптурного декора.

2) Двуглавый орел как знак ранга и статуса на одеяниях знати.

3) Двуглавый орел как императорская инсигния.

4) Двуглавый орел как геральдическая эмблема.

5) Двуглавый орел как герб императоров Византии.

6) Византийский орел в родовой геральдике.

Двуглавый орел как элемент скульптурного декора

В одной из первых работ, посвященных вопросу происхождения и эволюции символа двуглавого орла, ее автор барон Б.В. Кёне привел зарисовки нескольких барельефов из афонских монастырей, сделанные по фотографиям действительного статского советника Севостьянова.

Первый из них высечен на мраморной плите из Эсфигменского монастыря. Орел на ней имеет восточный облик: его лапы параллельны крыльям и головам, между которыми длинная зубчатая корона. Кёне считал, что он – современник обители, основанной, согласно преданию, Пульхерией, сестрой императора Феодосия II (408-450).

Двуглавый орел из Эсфигменского монастыря.
Двуглавый орел из Эсфигменского монастыря по Б.В. Кёне

Второй находился на тот момент в галерее, напротив католикона Ватопедского монастыря. Орел на нем совершенно непохож на первого. По бокам от него цветочный орнамент, обе головы украшены коронами, а между ними своеобразная митра. По углам буквы Β, Τ, Π, Δ. Третий располагался у входа в церковь Божьей Матери Иверского монастыря. На его головах короны, а между ними трехлепетсковый цветок. Кёне датировал их X и XI веками соответственно [Koehne, 1873, p. 3, pl.LXVII №2,3,5].

Барельефы из Ватопедского (слева) и Иверского (справа) монастырей по Б.В. Кёне.
Барельефы из Ватопедского (слева) и Иверского (справа) монастырей по Б.В. Кёне.

Позже гипотезу о барельефе из Эсфигмена как о древнейшем изображении двуглавца в Византии популяризовал П.П. фон Винклер в статье «Государственный орел», подготовленной для Энциклопедии Брокгауза и Ефрона [Винклер, 1896, с. 412], благодаря чему ее до сих пор можно встретить в публикациях по истории геральдики. Однако еще А.В. Соловьев со скепсисом отнесся к заявлениям барона Кёне [Соловьев, 2009, с. 128]. Сегодня можно с уверенностью говорить, что короны у византийских орлов появляются не раньше начала XIV века, а многие афонские барельефы датируются временем турецкого владычества, когда двуглавый орел стал символом борьбы греков и других православных народов за независимость.

Рельеф из Стара-Загора

Древнейшим изображением двуглавого орла в византийском искусстве считается рельеф из Стара-Загора. Плита из красного сланца, размерами 75 на 110 сантиметров, была открыта в 1904 году. В настоящий момент она хранится в Национальном археологическом музее в Софии (№854). Края плиты обрезаны таким образом, чтобы она могла выступать в качестве настенного украшения. Орел представлен во фронтальной позиции, его ноги вытянуты вниз, обе головы растут из одной шеи, как это часто встречается на восточных тканях .

Данная плита была найдена с другими, на которых представлены лев, грифон, львица с детенышем, птицы около фонтана, флейтистка с обнажённой грудью. Все они примерно одинаковых размеров и сделаны в одной и той же мастерской. Таким образом двуглавый орел здесь не имеет характера геральдической эмблемы, а носит декоративный характер. Вероятно, эти плиты были заказаны для украшения богатого дома или сада.

Предполагаемая датировка: X-XI вв. На мой взгляд ближе к истине Н.П. Кондаков, предложивший XI-XII вв, т.е. период, большую часть которого Болгария входила в состав Византии  [Кондаков, 1929, с. 104-119, 132; Evans, Wixom, 1997, p. 326-327], почему я и отнес этот рельеф к византийским памятникам.

Рельеф из Стара-Загора с двуглавым орлом.
Рельеф из Стара-Загора с двуглавым орлом.
Саркофаг Анны Мелиссины

Около 1275 года по случаю смерти внучатой племянницы императора Михаила VIII Палеолога Анны Мелиссины был изготовлен роскошный саркофаг из серого мрамора, который справедливо считают шедевром поздневизантийской скульптуры. Он декорирован резными изображениями, в числе которых процветший крест, птицы по обе стороны от древа жизни, крылатый грифон, растительные мотивы. На задней и передней стенках – вырезан двуглавый орел, держащий в когтях змеевидных драконов.

В настоящий момент фрагменты саркофага вмурованы в стену церкви Успения Богородицы на Епископском холме в Ано Волос (Фессалия).

Стена храма в Ано Волос.
Стена храма в Ано Волос.

Пасхалис Андрудис, посвятивший памятнику отдельную статью, пришел к выводу, что двуглавый орел на нем не имеет геральдического характера, а является исключительно декоративным элементом, возникшим под влиянием восточных тканей или анатолийской скульптуры  [Androudis, 2000, p. 278].

Фрагмент саркофага Анны Мелиссины.
Фрагмент саркофага Анны Мелиссины.
Двуглавый орел в церкви Божьей Матери Утешительницы (Арта)

Строительство церкви началось при Михаиле II Комнине Дуке, деспоте Эпира (1231-1267), и завершилось при его сыне Никифоре I в 1296 году. Рельеф с двуглавым орлом в медальоне находится на перекладине над входом и сопровождается ктиторской надписью с именами Никифора I и его жены Марии Кантакузины. Х. Хотцакоглу, как кажется, полагает, что здесь он носит геральдический, а не орнаментальный характер [Chotzakoglou, 1996, p. 64]. На мой взгляд это слишком смелое утверждение. Рядом в таких же медальонах помещены изображения грифонов, львов, василиска, т.е. представителей бестиария известного, например, по памятникам романского искусства.  В интерьере церкви отчетливо ощущается итальянское влияние,  что может быть объяснено прозападной политикой Никифора.

Рельеф с двуглавым орлом в церкви Парегоретиссы.
Рельеф с двуглавым орлом в церкви Парегоретиссы.
Фрагмент рельефа с ктиторской надписью из церкви Парегоретиссы.
Фрагмент рельефа с ктиторской надписью из церкви Парегоретиссы по Chotzakoglou.

Двуглавого орла в церкви Арты, на мой взгляд, следует отнести к переходному типу, когда декоративный элемент постепенно приобретает геральдический характер. Сходную его эволюцию от украшения к эмблеме можно проследить по одеяниям византийской аристократии.

© Княжество Феодоро, 2020

Литература:

  1. Винклер П.П. фон. Государственный орел / П.П. фон Винклер // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. – Санкт-Петербург, 1896. – Т. 9. – С. 411-413.
  2. Кондаков Н.П. Очерки и заметки по истории средневекового искусства и культуры / Н.П. Кондаков. – Прага, 1929. – 464 с.
  3. Пчелов Е.В. Двуглавый орёл: реальность и мифология имперского наследия / Е.В. Пчелов // Signum. – 2015. – Двуглавый орёл. – № 8. – С. 5-35.
  4. Соловьев А.В. Геральдические эмблемы Византии и славяне / А.В. Соловьев // Signum. – 2009. – Т. 4. – С. 109–211.
  5. Androudis P. À propos des motifs d’allure orientale du sarcophage d’A. Maliassenè / P. Androudis // Byzantiaka. – 2000. – Vol. 20. – P. 266-281.
  6. Chotzakoglou Ch. Die Palaiologen und das fruheste Auftreten les byzantinischen Doppeladlers / Ch. Chotzakoglou // Byzantinoslavica. – 1996. – Vol. 57. – P. 60-68.
  7. Dolger F. G. Gerola, L’aquila bizantina e l’aquila imperiale a due teste. Felix Ravenna 1934, 7-36 (Rezension) / F. Dolger // Byzantinische Zeitschrift. – 1934. – Vol. 34. – P. 470-472.
  8. Dolger F. Soloviev A. V. Les emblems heraldiques de Byzanceet les slaves //Seminarium Kondakovianum. 1935. Vol. 7 (Rezension) / F. Dolger // Byzantinische Zeitschrift. – 1935. – Vol. 35. – P. 505-506.
  9. Evans H.C. The Glory of Byzantium: Art and Culture of the Middle Byzantine Era, A.D. 843-1261. The Glory of Byzantium / H.C. Evans, W.D. Wixom. – Metropolitan Museum of Art, 1997. – 604 p.
  10. Koehne B.K. Vom Doppeladler / B.K. Koehne // Berliner Blätter für Münz-, Siegel- und Wappenkunde. – 1873. – Vol. 6. – P. 1-26.
  11. ΒασιλείουΚ. Η μουσειοπαιδαγωγική προσέγγιση του Βυζαντινού ναού της Παναγίας στο λόφο της Επισκοπής Άνω Βόλου / Κ. Βασιλείου. – Βόλος, 2005. – 98 p.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 477

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии