Двуглавый орел на воротах Константинополя.

Двуглавый орел в Византии. Часть 5. Герб

Предыдущая публикация была посвящена тому, как сами византийцы воспринимали двуглавого орла. Здесь я покажу, что представление о нем как о гербе «императора Константинопольского» сформировалось на католическом западе на рубеже XIII-XIV вв. одновременно с появлением легенды о гербе древнего Рима.  Таким образом «византийскую геральдику» можно считать продуктом взаимодействия западноевропейской и православной культур.

Первое свидетельство содержится в уже упомянутом описании сокровищ Папского престола, составленном в 1295 году. Среди них отмечены одеяния с птицами, львами и грифонами. Но лишь одному из них добавлено прилагательное «императорское». Речь идет об «алом императорском далматике из Византии в больших орлах с двумя головами без орнамента» [Molinier, 1885, p. 30].

Спустя некоторое время итальянский хронист Дж. Виллани (1280-1348) в своей «Истории Флоренции» писал: «У великого Помпея была хоругвь с серебряным орлом на голубом поле, а у Юлия Цезаря –  с золотым орлом на алом поле… Но Октавиан Август, племянник и наследник Цезаря, изменил этот герб и принял золотой цвет поля и природный черный цвет орла, символизировавшего власть императора, ибо орел превыше всех птиц, видит лучше любого животного и взлетает до небесного огненного полушария, подобно тому, как император выше любого светского государя. После Октавиана все римские императоры сохраняли такой же герб, а Константин и за ним другие греческие императоры вернулись к гербу Юлия Цезаря, т.е. золотому орлу на алом поле, но двуглавому» [Виллани, 1997, с. 32-33].

Гипотеза о том, что герб с изображением двуглавого орла является изобретением Виллани – один из тезисов диссертации М. Агоштон, хотя первым уделил внимание его сочинению еще Ф. Дёльгер, полагавший, что оно представляет собой первое недвусмысленное указание на использование двуглавца в качестве геральдической эмблемы в Византии [Агоштон, 2005, с. 247-248, 266; Dolger, 1934, p. 471]. На мой взгляд с этой точкой зрения нельзя согласиться, так как о его более раннем появлении в империи ромеев в статусе символа царской власти свидетельствует как упомянутая выше опись папской сокровищницы, так и  памятники, восходящие к эпохе Андроника II.

Среди них особый интерес представляет эмалированный кулон из археологического музея Чивидале-дель-Фриули. Он происходит из монастыря Девы Марии, куда в 1365 году был передан Карлом IV Люксембургским в качестве реликвария для частицы Креста Господня.

Открывающийся шейный медальон размерами 7,5х8,5х1,5 см. выполнен в виде листа плюща. С одной его стороны изображен дубовый ствол с сидящими на ветках птицами. На поверхности другой – заключенные в ромбы чередующиеся геральдические эмблемы Анжу-Тарентского дома (серебряная перевязь в лазоревом поле, усеянном золотыми лилиями, сопровождаемая червленым турнирным воротничком) и Византии (золотой двуглавый орел в червленом поле).

Несмотря на скептицизм Дёльгера, убедительной кажется гипотеза, что кулон был изготовлен в связи с браком Филиппа Тарентского и Тамары Эпирской [Chotzakoglou, 1996, p. 64; Gerola, 1934, p. 18; Semeraro, 2018]. Филипп – сын неаполитанского короля Карла II Анжуйского, заявивший свои права на Албанию и Пелопоннес. Тамара – дочь эпирского деспота Никифора Комнина Дуки и Анны Кантукузины Палеологини.  Согласно условиям брачного договора, Филипп должен был получить после смерти тестя Эпирский деспотат. Свадьба состоялась в 1294 году вопреки попыткам матери невесты, ориентировавшейся на Константинополь, помешать заключению брака.  В 1308 году «деспот Романии» Филипп, которому так и не удалось овладеть своим наследством, развелся с женой обвинив ее в супружеской неверности. Медальон намекает на династический союз между французским принцем и византийской принцессой, который должен был стать залогом создания большого франко-греческого государства на землях бывшей Византийской империи в западной части Балканского полуострова – проект, которому так и не суждено было осуществиться. Полагают, что его изготовил французский ювелир [Semeraro, 2018].

Медальон с гербами Филиппа Тарентского и его жены эпирской принцессы Тамары.
Медальон с гербами Филиппа Тарентского и его жены эпирской принцессы Тамары. Музей Чивидале-дель-Фриули

В гербовниках XIII-XV вв., а также на картах-портоланах в качестве герба Византии часто изображался тетрабазилеон: золотой крест, имеющий в углах четыре золотые греческие буквы «В» (часто воспринимаемые как огнива или звенья цепи), в червленом поле. При этом в европейской геральдике существовали и другие варианты византийских гербов: черный морской лев в золотом поле; царская золотая корона, поддерживаемая двумя руками в червлёной одежде, выходящими с боков; две золотых короны и два золотых столба в пересеченном на лазорь и червлень щите и др. Некоторые из таких вымышленных гербов содержат двуглаца.

Согласно каталогу Стина Клеменсена, в первый раз он появляется в Povey’s German Roll (1405) на императорском гербе, представляющем собой рассеченное надвое червленое поле с золотым двуглавым орлом и золотым крестом, кантонированным четырьмя огнивами. Такое же изображение мы встречаем в итальянском гербовнике Джакомо Фонтана (1605).

Герб Константинопольской империи из гербовника Джакомо Фонтана
Герб Константинопольской империи из гербовника Джакомо Фонтана (Fontana, Giacomo Insegne di vari prencipi et case illustri d’Italia)

Складывается впечатление, что в связи с отсутствием в Византии четко регламентированных правил, подобных тем, которые установились в западной геральдике, европейские знатоки вплоть до падения Константинополя не могли точно ответить на вопрос, как выглядит имперский герб. По крайней мере на миниатюре из «Всемирной хроники» Гартмана Шеделя, изданной в Нюнрнберге в 1493 году, над воротами города висит щит с двуглавым орлом (черным в золотом поле как у немецкого императора), а справа и слева от него щиты с крестами и полумесяцами в их углах!

Двуглавый орел на воротах Константинополя.
Двуглавый орел на воротах Константинополя. Миниатюра из «Всемирной хроники» Гартмана Шеделя, Нюрнберг, 1493.

Герольду из Прованса времен Карла VII (1422-1461) были известны герб «Короля Романии» и «короля Салоник» в виде тетрабазилеона, но также герб с двуглавым орлом, принадлежащий «королю господину Романии» (de gueules à l’aigle d’or à deux testes bequé & empieté de senais) [Cange du, 1680, p. 362-363]. В кастильском гербовнике конце XV века дается такое же описание византийского герба: El rrey de Por de Rromania. Trae de gulas con el agila de oro de dos cabeças [Riquer, 1986, p. 303 (#427)].

Во французском Armorial dit du héraut Charolais (BA Ms 4150), оригинал которого датируется временем около 1425 года, но который дошел до нас только в поздней копии, также дается два герба «императора Константинополя»: золотой двуглавый орел в червленом поле и золотой крест с четырьмя золотыми противообращенными буквами «В» также в червленом поле. Последний затем повторен как герб Палеологов.

Герб императора Константинополя из Armorial dit du héraut Charolais
Герб императора Константинополя из Armorial dit du héraut Charolais, folio 69r

В Armorial général dit Coislin-Séguier (Français 18651), около 1480 года, герб «короля господина Романии» дан в виде золотого двуглавого орла в червленом поле (folio 2), но есть в нем и «герб императора Константинополя», представляющий собой лазоревый крест с четырьмя огнивами в золотом поле (folio 1) – такая расцветка повторяется и в некоторых других армориалах XV-XVI вв.

Герб «короля господина Романии»
Герб «короля господина Романии» из Armorial général dit Coislin-Séguier, folio 2

В немецкой «Антологии гербовников» (1530) изображены гербы правителей Болгарии, Османской империи и Византии (Der kayser von Konstantinopel). Последний в виде двуглавца, представленного на западный манер с поднятыми крыльями.

Страница из Sammelband mehrerer Wappenbücher с гербом «кайзера Константинополя»
Страница из Sammelband mehrerer Wappenbücher (Bayerische Staatsbibliothek, München, Hss Cod.icon. 391, fol. 4v) с гербом «кайзера Константинополя».

Похожий орел сопровождает хронологический список «греческих императоров» в «Космографии» Себастьяна Мюнстера, который начинается с Константина Великого.

Двуглавый орел из «Космографии» Себастьяна Мюнстера
Двуглавый орел из «Космографии» Себастьяна Мюнстера (La cosmographie universelle de tout le monde avec Sebastian Münster, Basel: Heinrich Petri, 1552).

Уже упомянутый Джакомо Фонтана, наряду с гербом «Константинопольской империи» поместил и герб Палеологов в виде золотого коронованного двуглавого орла в червленом щите.

Герб Палеологов из гербовника Джакомо Фонтана
Герб Палеологов из гербовника Джакомо Фонтана (Fontana, Giacomo Insegne di vari prencipi et case illustri d’Italia, 1605)

Наконец, следует отметить, что существует ряд портоланов XV-XVI веков, где над Константинополем изображен флаг с двуглавым орлом. Наиболее ранний из них, принадлежащий Иоанну де Вилладестесу, датируется 1428 годом и хранится в музее Топкапы в Стамбуле [Фоменко, 2011, с. 366,369,374].

А что же в самой Византии? Знали ли императоры о своем «гербе», который приписывали им на Западе?

По свидетельству кастильского путешественника Перо Тафура император Иоанн VIII (1425-1448) рассказывал, что его предок, отвоевавший Константинополь у венецианцев (т.е. Михаил VIII Палеолог), передал своим наследникам герб в виде «звеньев, сцепленных по два друг с другом» [Тафур, 2006, с. 118-119]. Это напоминает описание букв «В» по углам тетрабазилеона, которые европейцы путали не только с огнивами, но и с кольцами цепи.

Однако при описании путешествия Иоанна VIII на Флорентийский собор в 1438 году Георгий Сфрандзи сообщает, что на носу посланной за ним венецианской галеры был помещены позолоченные львы и между ними двуглавый орел [Соловьев, 2009, с. 135]. Учитывая, что лев – герб Венеции, орла здесь нужно воспринимать как герб Византии. Это свидетельство византийского хрониста удостоверено барельефом с портала собора св. Петра в Риме.

Иоанн VIII Палеолог на галере с двуглавым орлом.
Иоанн VIII Палеолог на галере с двуглавым орлом. Фрагмент портала собора св. Петра в Риме. © Fifteenth-Century Italian Art.

Находясь в Флоренции в стесненных обстоятельствах и будучи вынужден прибегать к посредничеству местных властей, Иоанн VIII выдал Великому Гонфалоньеру и восьми приорам Республики привилегии и почетные титулы. Одна из этих грамот хранится в Национальной библиотеке Франции. Некогда обладавший ею Дж. Паоло де Морелли получил право использовать в своем гербе царскую эмблему (σημείῳ τῆς βασιλείας). В нижней левой части документа помещено ее изображение: коронованный золотой двуглавый орел в червленом поле. Это пожалование, хотя и выданное иностранному подданному, показывает, что в соответствии с положением дел, сложившимся к 30-м годам XV века, именно двуглавец, а не тетрабазилеон рассматривался как герб Империи [Androudis, 2002, p. 27].

Диплом Иоанна VIII Палеолога, выданный Дж. Паоло де Морелли
Диплом Иоанна VIII Палеолога, выданный Дж. Паоло де Морелли. BNF. Supplément grec 821.

Складывается впечатление, что в последние десятилетия существования Византии, находившейся в глубоком упадке, языческий орел, напоминающий о славе древнего Рима, вытеснил христианский крест.

Поэтому неудивительно, что когда Георгий Сфрандзи сообщает, что убитого при обороне своей столицы в мае 1453 года Константина IX опознали по сапогам с золотыми орлами [Степанов, 1953, с. 429], комментаторы единодушно сходятся во мнении, что они были двуглавыми [Соловьев, 2009, с. 135; Androudis, 2002, p. 24].

Последний император погиб вместе с империей, которая по образному выражению Стивена Рансимена, стала ему саваном. Но двуглавого орла продолжали использовать на своих гербах представители европейской знати, утверждавшие с его помощью свое истинное, либо мнимое византийское происхождение. Им будет посвящена следующая публикация.

© Княжество Феодоро, 2020

Литература

  1. Агоштон М. Печать 1497 г. Ивана III: к проблеме происхождения российской государственной символики / М. Агоштон. – Волгоград, 2005. – 285 с.
  2. Соловьев А.В. Геральдические эмблемы Византии и славяне / А.В. Соловьев // Signum. – 2009. – Т. 4. – С. 109–211.
  3. Степанов А.С. Византийские историки Дука и Франдзи о падении Константинополя / А.С. Степанов // Византийский Временник. – 1953. – Т. 7 (32). – С. 385-430.
  4. Тафур П. Странствия и путешествия / П. Тафур. – Москва: Индрик, 2006. – 296 с.
  5. Фоменко И.К. Образ мира на старинных портоланах. Причерноморье. Конец XIII-XVII в. / И.К. Фоменко. – Москва: Индрик, 2011. – 400 с.
  6. Виллани Дж. Новая хроника, или История Флоренции / Дж. Виллани. – Москва: Наука, 1997. – 579 с.
  7. Androudis P. Sur quelques emblèmes héraldiques à Constantinople (XIIIe-XVe siècles) / P. Androudis // Περί Θράκης. – 2002. – Vol. 2. – P. 11-42.
  8. Cange C. du. Historia Byzantina duplici commentario illustrata prior familias ac stemmata imperatorum Constantinopolitanorum… proeterea familias Dalmaticas et Turcicas complectitur, alter descriptionem urbis Constantinopolitanae… / C. du Cange. – apud Ludovicum Billaine, 1680. – 806 p.
  9. Chotzakoglou Ch. Die Palaiologen und das fruheste Auftreten les byzantinischen Doppeladlers / Ch. Chotzakoglou // Byzantinoslavica. – 1996. – Vol. 57. – P. 60-68.
  10. Dolger F. G. Gerola, L’aquila bizantina e l’aquila imperiale a due teste. Felix Ravenna 1934, 7-36 (Rezension) / F. Dolger // Byzantinische Zeitschrift. – 1934. – Vol. 34. – P. 470-472.
  11. Gerola G. L’aquila bizantina e l’aquila imperiale a due teste. – Felix Ravenna / G. Gerola // Felix Ravenna. – 1934. – Vol. 1 (XLIII). – P. 6-46.
  12. Molinier É. Inventaire du trésor du Saint-Siège sous Boniface VIII (1295) (suite) / É. Molinier // Bibliothèque de l’école des chartes. – 1885. – Vol. 46. – P. 16-44.
  13. Riquer M. de. Heráldica castellana en tiempos de los reyes católicos : Biblioteca filológica / M. de Riquer. – Barcelona: Quaderns Crema, 1986. – 376 p.
  14. Semeraro M. L’edera di Filippo e Tamara: storia di uno sfortunato matrimonio attraverso l’araldica / M. Semeraro. – 2018.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments