Иоанн Комнин

Каким был герб Комнинов?

В гербовнике Дж. Б. Ритстапа содержится описание «герба Комнинов»: в золотом щите три черных колокола [Rietstap, 1884, p. 452]. Каково его происхождение и имеет ли он отношение к дому Комнинов – византийской (1057-1059, 1081-1185) и трапезундской (1204-1461) императорским династиям?

Герб Комнинов по Ритстапу
Герб Комнинов по Ритстапу

Среди источников Ритстапа, судя по всему, был армориал Дмитрия Родоканаки, греческого купца, масона и авантюриста с острова Сирос, переселившегося в Англию, который во второй половине XIX века выдавал себя за пятнадцатого титулярного императора Константинополя. В 1868 году он опубликовал английский перевод апокрифического пергаментного свитка с описанием 67 гербов византийских фамилий [Braccini, 2012, p. 965].

Дмитрий Родоканаки
Дмитрий Родоканаки, претендент на византийский престол

О гербе Комнинов в нем дословно говорится следующее: «В золотом щите три черных колокола, два над одним. Алексей Комнин, старший сын Мануила и внук Андроника I Комнина, основав в 1204 году Трапезундскую империю, принял герб города Трапезунд: «щит из семи серебряных и черных полос» в качестве герба своего царства, который продолжали использовать его наследники вплоть до падения империи в 1462 году. Сыновья, дочери, братья и сестры императоров, чтобы отличаться от членов других ветвей дома Комнинов помещали на свой фамильный герб (в золотом поле три червленых колокола) щиток с гербом Трапезундской империи» [Rhodocanakis, 1868, p. 525]. Сравнивая два текста, легко заметить, что Ритстап дал краткий парафраз из «свитка» Родоканаки.

Как отмечают исследователи мистификаций Родоканаки, тот, будучи страстным библиофилом, хорошо знал свое дело и наряду с откровенными и подчас нелепыми выдумками, некоторые гербы из его армориала заимствованы из других более древних источников. Это справедливо и для «герба Трапезундской империи» [Braccini, 2012, p. 966].

В Гельдернском гербовнике (GEL) второй половины XIV века «королю Трапезунда» (die keys van troppezunt) соответствует горностаевый щит с двумя лазоревыми поясами, в кантоне которого золотой крест с четырьмя золотыми безантами в четвертях, каждый из которых обременен крестом того же металла (герб Латинской Романии). В «Армориале герольда Шароле» (CHA), составленном в 1425 году и дошедшем до нас в копии 1658 года: горностаевый щит с двумя черными полосами и гербом Романии в кантоне с зелеными крестами в углах вместо золотых. В Гербовнике д’Юрфе (URF), рубежа XIV-XV вв., в прибавлении XV века к Гербовнику герольда Вермандуа (VER), в Армориалах Андре Ринека (RYN) и Куален-Сегье (CSG) 1473 и 1480 гг. соответственно: серебряный щит с четырьмя черными полосами и гербом Романии в кантоне [Clemmensen, 2017, p. 7481-7482].

Варианты герба Трапезунда в европейской геральдике. Современные реконструкции.
Варианты герба Трапезунда в европейской геральдике. Современные реконструкции.

У нас есть основания предположить, что Родоканаки заимствовал «герб Трапезунда» из средневековой европейской геральдической традиции, лишь удалив с него символ подчинения Латинской империи.  Но откуда мог взять «герб Комнинов»?

В коллекции Керамелли Папиани из государственного архива Флоренции находится изображение любопытного герба тосканской ветви семейства Стефанополи, о которой сказано следующее: «Семья родом с Корсики, она получил допуск к флорентийской знати в 1839 году, продемонстрировав происхождение от Комнинов».

Герб Стефанополи.
Герб Стефанополи.

Приводится следующее описание герба: «В 1-й четверти в золотом поле три колокола естественного цвета 1, 2. Во 2-й четверти в черном поле два золотых пояса, поверх щита правая червленая перевязь в виде титла о четырех концах. В 3-й в лазоревом поле серебряное облако, обремененное золотым солнцем. В 4-й в серебряном поле три львиных головы естественного цвета в золотых коронах 2, 1 и лазоревая острозубая глава».

Стефанополи, маниоты по происхождению, в 1675 году покинули Пелопоннес и по соглашению с генуэзскими властями поселились на Корсике [Nicholas, 2005, p. 36-42]. Выходцы с Мани – последней непокоренной османами греческой области, часто приписывали себе происхождение от титулованной знати: клан Ятрани претендовал на происхождение от флорентийских Медичи [Nicholas, 2005, p. 56], клан Мавромихали от Кунтакузинов [Нарышкина-Прокудина-Горская, 2009, с. 57]. Стефанополи от Комнинов [Nicholas, 2005, p. 45-47]. В 1776 году в Париж приехал Дмитрий Стефанополи (1749-1821). Вместе с сестрой Панорией он пытался защитить интересы семьи, которая, по их мнению, незаслуженно была лишена земельных владений. На Корсике Дмитрий служил сначала писарем в ведомстве по заготовке леса, а впоследствии адвокатом, однако в столице ему каким-то образом удалось заручиться поддержкой бывшего посла в Константинополе графа Верженна и с его помощью получить королевский патент, признававший его права как наследника императоров Византии и Трапезунда [Граф Лас-Каз, 2010, с. 20; Comnène, 1784, p. 14-34, 1831, p. 9-10; Rousseau, 1966, p. 44-49]. Впоследствии род был внесен в Золотую книгу французского дворянства как Стефанополи де Комнены [Magny, 1845, p. 239-242].

В XVIII-XIX веках некоторые члены клана перебрались с Корсики в Тоскану. Здесь они, пользуясь примером своих французских родственников, добились в 1839 году признания своего дворянства [Comnene, 1841, p. 49-50; Pesiri [et al.], 2009, p. 238-239].

Изучение герба Стефанополи из коллекции Керамелли Папиани привело меня к выводу, что он включает в себя воображаемые гербы Комнинов и Ласкарисов (первая и третья четверти соответственно), а также Охмучевичей и Богашиновичей (вторая и четвертая четверти). Все они заимствованы из книги аббата Лоренцо Миниати «Падшая слава древней и величественной семьи Комнинов» [Miniati, 1663], которую Димитрий Стефанополи активно использовал для «подтверждения» своих прав на византийский императорский престол [Comnène, 1784, p. 43fl].

Герб Комнинов согласно Л. Миниати (1663).
Герб Комнинов согласно Л. Миниати (1663).

Книга Миниати представляет собой уникальный продукт барочной культуры. В эту компиляцию включены вымышленные генеалогии, стихи на итальянском, испанском и французском, пророчества, «последнее письмо» императора Давида Великого Комнина жене и ее ответ, написанные в стиле оперного либретто, гербы, медальоны и гравюры [Pippidi, 1979, p. 281-282].

В начале XVIII века, мы встречаем три колокола в составе герба итальяно-греческой семьи Мелиссино. Ее основатели Макарий и Феодор Мелиссурги эмигрировали с Пелопоннеса в Неаполь после неудачной для христиан Кипрской войны (1570-1573). Здесь они приняли более звучную фамилию Мелиссино (Мелиссины – аристократический византийский род) и герб: шесть золотых пчел в червленом поле, к которому добавили щиток с тремя колоколами естественного цвета в золотом поле как знак родства с Комнинами [Braccini, 2012, p. 972-973; Cange du, 1680, p. 173].

Герб рода Мелиссино
Герб рода Мелиссино в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи».

Как кажется первым поместил их в свой герб албанский эмигрант Константин Арианити Комнин (ок. 1456-1530). Он известен в нескольких вариантах. Первый на его печати как регента Монферратского маркизата (1496): Щит, разделенный на четыре части, в 1-й и 4-й из которых двуглавый орел, а во 2-й и 3-й три колокола, с лапчатым крестом в главе [Gentile, 2006, p. 26].

Варианты герба Константина Арианити Комнина
Варианты герба Константина Арианити Комнина

Второй на потолочной деревянной панели дворца в Казале-Монферрато: Щит разделен на четыре части. В 1-й и 4-й золотой двуглавый орел в червленом поле; во 2-й и 3-й частях: в пересеченном на лазурь и золото щите в верхнем поле – лапчатый крест, в нижнем – три колокола естественного цвета [Tocco, 2017, p. 90].

Герб Константина Арианити в Казале-Монферрато
Герб Константина Арианити в Казале-Монферрато

Наконец, третий вариант, отличающийся от второго расцветкой 2-й и 3-й частей, приведен в «Гербовнике турниров в Вюрцбурге и Хайдельберге» (начало XVI в.).

Герб Константина, герцога Македонии
Герб Константина, герцога Македонии в «Гербовнике турниров в Вюрцбурге и Хайдельберге» (начало XVI в.).

Чтобы понять символику герба, нам необходимо обратиться к биографии его владельца. Константин родился около 1456 года. Его отец Георгий Арианити Комнинович был албанским феодалом, владетелем Керминицы и Катафиго в окрестностях Рагузы, прославившимся в войнах с турками. Ему удалось успешно устроить браки своих дочерей, благодаря чему Арианити оказались свояками Кастриоти, Дукаджинов, Бранковичей и Черноевичей, хотя какие-либо достоверные данные об их родстве с византийскими Комнинами отсутствуют[1]. Георгий Арианити умер в 1468 году и вскоре его владения были захвачены османами.

Жена Георгия вместе с сыновьями нашла убежище на землях, принадлежавших венецианцам, которые признали за ними патрицианское достоинство. Константин получил хорошее образование – он владел несколькими языками – и когда вырос отправился к папскому двору в Рим, где стал апостольскими протонотарием. Албанскому эмигранту удалось выгодно жениться, заключив брак с Франческой Монферратской, происходившей из боковой ветви дома Палеологов, которая принесла ему в качестве приданного несколько замков. В 1494-1499 гг. он даже был регентом при своем малолетнем племяннике Гульельмо IX Джованни Палеологе.

Благодаря столь успешной карьере Константин претендовал на то, чтобы стать лидером балканских христиан в готовящемся крестовым походе. Пользуясь заметным политическим влиянием, он вел переговоры с римскими папами, французским королем Карлом VIII, германским императором Максимилианом I. В 1494 году вместе с католическим епископом Дураццо Константин неудачно попытался поднять восстание против турецкой власти в Албании, а в 1514 году был назначен папой Львом X губернатором города Фано, недалеко от Анконы на Адриатическом побережье, где планировалось собрать флот крестоносцев, который, впрочем, так никогда и не отправился в плаванье. Он умер в 1530 году в Риме и нашел последнее пристанище в церкви Святых Апостолов [Harris, 2013, p. 651-658; Schmitt, 2009, p. 131-134].

Медальон с портретом Константина Комнина Арианити
Медальон с портретом Константина Комнина Арианити

Вероятнее всего двуглавый орел появился в гербе Константина Арианити благодаря браку с Франческой, поскольку Монферратские Палеологи использовали эту эмблему с XIV века. Тогда вполне логичным кажется предположение Луизы Клотильды Джентиле (Luisa Clotilde Gentile), автора работы по сигиллографии Монферратского маркизата, что во 2-й и 4-й частях герба должен быть герб Комнинов – мнимых предков самого Константина [Gentile, 2006, p. 26]. Томмасо Браччини (Tommaso Braccini), разделяющий эту точку зрения, пишет: «В настоящее время невозможно сказать, откуда Константин Арианити Комнин взял эмблему колоколов. Трудно представить, что он действительно происходил из какой-то ветви Комнинов… Но дело в том, что вне зависимости от происхождения символа (по всей вероятности позднего), для Константина Арианити и его современников колокола в золотом поле действительно были гербом Комнинов» [Braccini, 2012, p. 972].

Став в 1464 году обладателями венецианского патрициата, Арианити Комнины действительно получили право использовать свой герб. Поскольку представители семьи проживали в Республике как минимум до середины XVII века [Nadin, 2021, p. 80], он встречается в венецианских гербовниках. Однако в нем совсем не три колокола, а двуглавый орел!

Герб Комнинов (Арианити)
Герб Комнинов (Арианити) из Insignia Venetorum Nobilium (середина XVI в.).

Так, в манускрипте Ms.1379, озаглавленном Famiglie nobili di Venezia, из Библиотеки Казанате, который датируется первой половиной XVI века, герб рода Comino представляет собой золотого двуглавого орла в червленом поле. В компендиуме Insignia Venetorum nobilium (BSB Cod.icon. 272) середины XVI века, цвет орла черный, а щита лазоревый. В Libro antico dei nobeli venetti (1659) коричневый (?) орел в зеленом (?) щите.

Но откуда же тогда взялись три колокола? Вопреки скептицизму Т. Браччини, считаю возможным предложить гипотезу, которая объясняет их появление на гербе Константина Арианити. Для этого нам надо обратиться к так называемой «воображаемой геральдике».

Появление воображаемых гербов связывают с особенностями средневекового мышления, которое распространяло систему отношений и понятий своей эпохи на предшествовавшие. Результатом стало приписывание гербов личностям, жившим в догеральдические времена [Черных, 2002, с. 236-237].

Среди таковых был и популярный герой древности Александр Македонский. В немецкой геральдической традиции на его гербе помещались три колокола. Их цвет, также, как и цвет щита, варьировались, что неудивительно, поскольку, будучи воображаемым, «герб Александра» не имел реального прототипа.

Герб Александра Великого из Гербовника Уффенбаха f.43r.
Герб Александра Великого из Гербовника Уффенбаха f.43r.

Например, в Гербовниках Уффенбаха (UFF) и Ханса Бурграффа (HBG) середины XV века мы видим три серебряных колокола в червленом поле. Напротив, в «Хронике Ульриха Рихенталя» (KCR) и в гербовнике Йорга Ругенса (RUG) второй половины XV века герб «царства Александра Великого»/ «македонского царства» представляет собой три червленых колокола в серебряном поле [Черных, 2014, с. 141; Clemmensen, 2017, p. 96, 4595].

Герб царства Александра Великого
Герб царства Александра Великого из Аугсбургского издания «Хроники Рихенталя» (1483), f.119r.

Виргиль Солис (1555) скопировал герб из хроники Рихенталя, но назвал его гербом Александрии, а у Мартина Шрота (1580) герб, тех же цветов, что и в гербовнике Уффенбаха, назван гербом Александрийского патриархата.

Известно, что Константин Арианити, хвалился тем, что Македония, Фессалия и Албания составляли его наследственное владение, некогда принадлежавшее Александру Великому [Harris, 2013, p. 654]. В этом отношении показательно, что расцветка 2-й и 3-й частей его герба в «Гербовнике турниров в Вюрцбурге и Хайдельберге» соответствует той, что Уффебнбах и Бургграфф дают для мнимого герба Александра, а надпись над изображением гласит «Константин, герцог Македонии».

Таким образом, три колокола на гербе Константина Арианити, будучи эмблемой «македонского царства», отражают его политические притязания на Балканах в случае успеха крестового похода. Притязания, которым так и не суждено было реализоваться.

Монограмма с родовым именем Комнинов
Монограмма с родовым именем Комнинов на фрагменте могильной плиты из монастыря Константина Липса.

Что касается Комнинов, то стоит помнить, что в Византии роль, подобную тем, которую в Западной Европе выполняли гербы, играли монограммы [Ousterhout, 2009, p. 165]. Во время раскопок 1963-64 гг. в монастыре Константина Липса в Стамбуле был обнаружен фрагмент погребальной плиты с монограммой, в которой читаются буквы К, O, M, N, что позволяет расшифровать ее как Κομνηνός [Mango, Hawkins, 1968, p. 180]. С некоторой долей условности ее можно назвать «гербом Комнинов».

© Княжество Феодоро, 2022

Библиография:

  1. Граф Лас-Каз. Мемориал Святой Елены, или Воспоминания об императоре Наполеоне : в 2 т. Т. 2 / Граф Лас-Каз; пер. Л.Н. Зайцев. – Захаров, 2010. – 584 с.
  2. Нарышкина-Прокудина-Горская Н.А. Человек-великан Михаил Ильич Кази (записки правнучки) / Н.А. Нарышкина-Прокудина-Горская // История Петербурга. – 2009. – № 4 (50). – С. 56-63.
  3. Черных А.П. Образы античной истории в геральдике XV-XVI вв. / А.П. Черных // Люди и тексты. Исторический альманах. – 2014. – № 4. – С. 138-153.
  4. Черных А.П. Реальные проблемы воображаемой геральдики / А.П. Черных // Восточная Европа в древности и средневековье. Мнимые реальности в античной и средневековой историографии. XIV Чтения памяти чл.-корр. АН СССР В.Т. Пашуто. Москва, 17-19 апреля 2002 г. – Москва: ИВИ РАН, 2002. – С. 235-240.
  5. Archivi di famiglie e di persone: materiali per una guida : in 3 vols. Vol. 3: Toscana-Veneto / G. Pesiri [et al.]. – Roma: Ministero per i beni culturali e ambientali, Ufficio centrale per i beni archivistici, 2009. – 661 p.
  6. Braccini T. Tra aquile e campane: araldica bizantina dopo la caduta di Costantinopoli / T. Braccini // Vie per Bisanzio. Atti del VII Convegno dell’Associazione Italiana di Studi Bizantini (AISB), Venezia, 25-28 novembre 2009. – 2012. – P. 964-976.
  7. Cange C. du. Historia Byzantina duplici commentario illustrata prior familias ac stemmata imperatorum Constantinopolitanorum… proeterea familias Dalmaticas et Turcicas complectitur, alter descriptionem urbis Constantinopolitanae… / C. du Cange. – apud Ludovicum Billaine, 1680. – 806 p.
  8. Clemmensen S. Dictionary of Medieval Families / S. Clemmensen. – Farum, 2017. – 8521 p.
  9. Comnène D. Précis historique de la maison imperiale des Comnènes / D. Comnène. – Amsterdam: Vivliopōleion N. Karavia, 1784. – 198 p.
  10. Comnène G. Sur la Grèce / G. Comnène. – Paris: Firmin Didot, 1831. – 48 p.
  11. Comnene N.S. de. Précis historique de la maison impèriale de Comnéne précédé d’une filiation dirécte depuis le prince Étiénne George Nicephore Comnéne qui prend le surnom de Stephanopoli jusqu’à Niccolò George Garidacci Stephanopoli Comnéne, fils de l’auteur de cet ouvrage. … / N.S. de Comnene. – Pise: chez Rayner Prosperi, 1841. – 74 p.
  12. Gentile L.C. Sigilli dei marchesi di Monferrato / L.C. Gentile // Monferrato arte e storia. – 2006. – Vol. XVIII. – P. 5-26.
  13. Harris J. Despots, Emperors, and Balkan Identity in Exile / J. Harris // The Sixteenth Century Journal. – 2013. – Vol. 44. – № 3. – P. 643-661.
  14. Magny M. de. Deuxième registre du livre d’or de la noblesse de France / M. de Magny. – au Secrétariat du Collége Héraldique, 1845. – 490 p.
  15. Mango C. Additional Finds at Fenari Isa Camii, Istanbul / C. Mango, E.J.W. Hawkins // Dumbarton Oaks Papers. – 1968. – Vol. 22. – P. 177-184.
  16. Nadin L. Per la lettura di una tela: Antonio Loredan assediato a Scutari di Vincenzo Giacomelli / L. Nadin // Attività e ricerche: bollettino dei musei e degli istituti della cultura della città di Treviso. – 2021. – Vol. 2. – P. 77-93.
  17. Nicholas N. A history of the Greek colony of Corsica / N. Nicholas // Journal of the Hellenic Diaspora. – 2005. – Vol. 31. – № 1. – P. 33-78.
  18. Ousterhout R.G. Byzantium between East and West and the Origins of Heraldry / R.G. Ousterhout // Byzantine art: recent studies. Essays in honor of Lois Drewer. – Tempe, 2009. – P. 153-170.
  19. Pippidi A. Fables, bagatelles et impertinences. Autour de certaines généalogies byzantines des XVIe-XVIIIe siècles / A. Pippidi // Études byzantines et post-byzantines. – 1979. – Vol. 1. – P. 269-305.
  20. Rhodocanakis D. Armorial Insignia of Illustrious Byzantine Families / D. Rhodocanakis // Notes and Queries. – 1868. – № 49. – P. 525-527.
  21. Rietstap J.B. Armorial général, précedé d’un Dictionnaire des termes du blason. Deuxième édition refondue et augmentée. Vol. 1 (A-K) / J.B. Rietstap. – Gouda, 1884. – 1201 p.
  22. Rousseau H. La Duchesse D’Abrantès, Napoléon et les Comnène / H. Rousseau // Revue des Deux Mondes. – 1966. – P. 44-52.
  23. Schmitt O.J. Skanderbeg: Der neue Alexander auf dem Balkan / O.J. Schmitt. – Regensburg: Pustet, Friedrich GmbH, 2009. – 432 p.
  24. Tocco J. Soffitti lignei dipinti tra XV e XVI secolo a Casale Monferrato : Corso di Laurea Magistrale in Storia e Critica dell’Arte. Tesi di Laurea / J. Tocco. – Università degli Studi di Milano, 2017. – 131 p.

[1] Судя по всему Комнин/Комин первоначально было личным именем и лишь Константин Арианити для повышения своего статуса в эмиграции принял имя деда и отчество отца в качестве фамилии, намекая тем самым на свое мнимое императорское происхождение (См. обзор работы албанского исследователя Димитера Шутерика: Luan maltezi: Aranites in the studies of Dhimitër Shuteriq in Voice of Kosovo. May 2, 2011).

 Заметили опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 157

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии