Константиновский Орден. Часть 1: Легенда о Византии

В опубликованном в 1692 году в Венеции труде Бернардо Джустиниани «Хронологическая история происхождения воинских орденов и всего религиозного рыцарства» создание древнейшего рыцарского ордена приписывается императору Константину Великому (306-337) [Giustinianu, 1692, p. 12-42].

Герб венецианских Ангело.
Герб венецианских Ангело. Источник: [Sansovino, 1573].

Согласно легенде перед решающим сражением с войсками узурпатора Максенция в октябре 312 года ему явилось знамение на небе – крест с надписью «Сим побеждай!» [Евсевий Памфил, 1998, с. 44-45]. Константин приказал сделать штандарт с изображением этого креста (лабарума), под которым его солдаты с воодушевлением пошли в бой, одержав победу над превосходящими силами противника, в результате чего ему удалось покорить Рим.  После битвы император выбрал 50 воинов сильных духом и телом для охраны штандарта, которые именовались крестоносцами и всегда следовали за ним в битвах [Евсевий Памфил, 1998, с. 66-67].

Император Константин Великий
Император Константин Великий после очищения от проказы, благодаря Крещению, избирает золотых воинов или кавалеров для защиты имени Христова. Гравюра XVII в.

Так возникло Братство Святого Георгия, первым главой которого стал сам Константин, а затем его племянник Константин Галл, женатый на дочери императора Констанции и носивший титул князя Македонии [Giustinianu, 1692, p. 39; Sainty, 2018, p. 42]. В 456 году папа Лев Великий в письме к императору Маркиану (450-457) подтвердил правила Василия Великого, составленные для «воинов Константиновского Братства (fratrum), знаком которых является красный крест». Из письма императора Зенона (474-491) к Алексею Ангелу Флавию Комнину и его сыну Михаилу мы узнаем, что оно было основано много лет назад их предками и руководствовалось правилами Василия Великого, позже одобренными папой Львом I. Среди них, в частности, были такие:  «Всегда помни о страданиях нашего Господа Иисуса Христа, который пролил Свою кровь, чтобы освободить нас от падения нашего прародителя, и в связи с этим соблюдай пост каждую пятницу»; «Сражайся за христианскую веру и Римскую империю»; «Оберегай церковь Божию и ее служителей от хитрости противников»; «Веди войну только против врагов Бога, Церкви и Римской империи»; «Защищай и помогай в нужде вдовам, сиротам, больным детям и всем страждущим»; «Подчиняйся дисциплине и не бродяжничай»; «Живи воздержано и довольствуйся одной женой» [Camillus, 1677, p. 10-12; Gilliat-Smith, 1922, p. 8-9].

Со временем стало понятно, что этих простых правил недостаточно для регламентации жизни Братства. Его 26-й глава император Исаак II Ангел Комнин (1185-1195, 1203-1204) решил реформировать его по образцу западноевропейских духовно-рыцарских орденов, с которыми византийцы познакомились в эпоху крестовых походов. 22 июня 1190 года в императорском дворце в Константинополе 474 рыцаря приложили руки и печати к Статуту Константиновского Ордена св. Георгия из 76 глав. Согласно новому уложению, его члены делились на две категории: священнослужителей и воинов. Первые обязывались соблюдать целибат, тогда как вторые могли жениться. Воинам вменялось в обязанность сражаться за веру и империю, тогда как священники должны были молиться и удовлетворять духовные потребности братьев. На административные должности могли претендовать только миряне. Иерархия Ордена состояла из приоров и бальи, управляющих приоратами и бальифами. Его глава носил титул Великого магистра, командующего Святой Армией. Вторым лицом был Великий Приор, священнослужитель, чьей духовной юрисдикции подчинялись все рыцари, не исключая Великого магистра. Всем им вменялось вести высокоморальный образ жизни под угрозой исключения из Ордена, за которым наблюдал Великий Инквизитор [Gilliat-Smith, 1922, p. 12-14].

Константиновский Орден Святого Георгия
Константиновский Орден Святого Георгия

После падения дома Ангелов титул Великого магистра сохранился за потомками Исаака II, носившими титулы князей Македонии, герцогов и графов Дураццо и Дривасто [Sainty, 2018, p. 47 (nota 5-6)]. Впоследствии император Михаил VIII Палеолог двумя хрисовулами признал за своим тезкой и правнуком Исаака Михаилом Ангелом Флавием Комнином (1265-1318) титул Великого магистра, даровав ему и его преемникам многочисленные привилегии, включая права принимать в «золотые кавалеры», узаконивать бастардов, назначать нотариусов, а также присваивать докторские, магистерские и бакалаврские степени [Sainty, 2018, p. 44]. Правнук этого Михаила Павел Ангел Флавий Комнин, 32-й магистр Константиновского Ордена Святого Георгия погиб со многими рыцарями в 1453 году, защищая Константинополь от турок. Его младший брат Андрей, тайно собрав остатки Святой Армии, увел их в свое наследственное владение город Дривасто (ныне Дришти в Албании). Когда в 1478 году и он пал под ударами османов, члены Ордена нашли убежище в Венеции [Gilliat-Smith, 1922, p. 15-16]…

Легенда о Константиновском Ордене возникла во второй половине XVI века в Венеции в семье албанских эмигрантов Энжёли (в латинской транскрипции – Angelo), утверждавших, что  являются выходцами из византийской аристократической семьи Ангелов, три представителя которой на рубеже XII-XIII веков были императорами, а боковая ветвь некоторое время после захвата Константинополя крестоносцами правила Эпиром и Фессалией [Байер, Степаненко, 1997, с. 124; Денисов, 2011]. И хотя какие-либо письменные источники о связи албанцев Энжёли с Ангелами отсутствуют, многие современники считали их законными наследниками правителей Византии.

Генеалогия Ангелов из Дривасто.
Генеалогия Ангелов из Дривасто. © Андрей Васильев, Княжество Феодоро, 2022

Андреа Ангело – первый из Ангелов, о котором у нас есть достоверные сведения, албанский нобиль из Дривасто на венецианской службе в 1447 году храбро защищал этот город от войск Скандербега. Однако, спустя несколько лет был заподозрен в государственной измене и подвергнут пыткам, от которых скончался [Schmitt, 2000, p. 138-139]. Несмотря на репутацию отца, его сын Паоло Ангело (1417/27-1468/69) сделал блестящую церковную карьеру. Простой каноник из Дривасто, благодаря своим личным талантам, он в 1460 году стал архиепископ Дураццо – одного из главных венецианских опорных пунктов в Албании, а также получил титул «судьи Иллирийской страны».

Архиепископ Паоло Ангело
Архиепископ Паоло Ангело

Албания, раздробленная на несколько феодальных княжеств, в то время оставалась христианским форпостом на Балканах. Венеция, которая вела долгую и изнурительную войну с турками пыталась найти себе союзников среди местных князей. Именно эту задачу взял на себя новый архиепископ, вовлекший в антиосманскую лигу, созданную под эгидой Святого престола, знаменитого Скандербега.[1]  Он выступал посредником в дипломатических отношениях между албанцами и венецианцами, а также попытался заручиться поддержкой миланского герцога Сфорца [Schmitt, 2000, p. 144-159]. Однако смерть Скандербега в январе 1468 года, а затем и Паоло Ангело поставили крест на идее антиосманской лиги.

Герб Кастриотичей
Герб Кастриотичей. Fojnicki grbovnik

Младший брат архиепископа Пьетро Ангело (1441/1443-1511/1512) тоже был верен Венеции и провел свою жизнь, сражаясь с турками.  Когда в 1478 году Мехмед II снова вторгся в северную Албанию и взял штурмом Дривасто, жители которого были поголовно перебиты, Пьетро Ангело доставили в турецкий лагерь перед Скутари – последней венецианской крепостью в регионе. Здесь он притворился, будто подчинился османскому паше, и был направлен на переговоры, чтобы убедить защитников сдаться, однако вместо этого, рискуя жизнью, призвал их к стойкости [Schmitt, 2000, p. 159-160].

После окончания войны, после которой вся Албания подчинилась османам, Пьетро укрылся в Венеции, где за свою службу республике получил крошечную ежемесячную пенсию в 4 дуката [Pall, 1971, p. 104-105].

Подобно ему многие беженцы из Албании, Боснии, Сербии и Черногории нашли свое прибежище в Италии. Здесь под влиянием рассказов о героических подвигах Скандербега традиции аристократических родов византийско-сербского культурного ареала смешались с героическим культом итальянского гуманизма, в чем немалую роль сыграли Ангелы, по достоинству оценившие преимущества, открытые изобретением книгопечатания для семейной саморепрезентации. В Венеции Пьетро часто встречался с итальянским гуманистом Марином Барлетием. По его рассказам тот написал свой труд «История жизни и деяний Скандербега, князя Эпира» (1510), в которой особо выделил роль семьи Ангело в антиосманском сопротивлении [Pall, 1971, p. 8; Schmitt, 2000, p. 160].

Барлетий посвятил своему албанскому другу «Компендиум жизни пап и императоров» (1512), в котором, в частности, утверждал, что его предки происходили из римского патрицианского рода Эмилиев, что среди их предков был папа Клет, византийские императоры и сербские цари. В предисловии к книге, обращаясь к Пьетро, автор писал, что тот может узнать из нее «кое-какие новости, которые, несомненно доставили бы ему большое удовольствие» [Pall, 1971, p. 58-63].

Герб венецианских Ангело.
Герб венецианских Ангело (1680)

В Италии эпохи Возрождения составление сказочных генеалогических древ было модой среди балканских беженцев, надеявшихся на пенсии и бенефиции при дворах местных правителей.  Громкие имена и грандиозные титулы были больше, чем просто аксессуарами, они предназначались для облегчения входа в итальянские дворы, что позволяло поправить материальное положение изгнанников. Так албанские князья Арианити объявили себя потомками династии Комнинов [Schmitt, 2000, p. 135-137]. Для семьи Энжёли их вымышленная генеалогия и мнимая, либо реальная связь с византийскими Ангелами, на протяжении почти двух столетий не только стала источником доходов, но и благодаря их активной, в том числе издательской деятельности, подогревала интерес к всему тому, что связано с погибшей империей и судьбами христиан юго-восточной Европы [Pippidi, 1979, p. 201].

Дети Пьетро, родившиеся уже в Италии, каноники Паоло (II) и Андреа (II) продолжили литературные изыскания отца. Первый написал письмо Сулейману Великолепному, которое, однако предназначил не адресату, а читающей публике, напечатав его в 1522 году в Венеции в виде памфлета с названием «Послание Павла Ангела к сарацинам». В нем автор выговаривал султану за то, что тот узурпировал трон Византии, принадлежавший его предкам [Pall, 1971, p. 100; Sainty, 2018, p. 64 (nota 65)].  Полагают, что Паоло являлся автором «Комментария о делах турецких и о Георгии Скандербеге», исторического сочинения, в общих чертах следующего Барлетию, но особо выделяющего роль семьи Энжёли в истории Албании 40-70-х гг. XV века [Pall, 1938, p. 94-105].

В свою очередь его брат Андреа (II) опубликовал в 1551 году в Риме вымышленную «Генеалогию римских и константинопольских императоров» с целью обосновать претензии своей семьи на византийский престол.

Motu proprio папы Павла III в пользу Андреа Ангело Комнина.
Motu proprio папы Павла III в пользу Андреа Ангело Комнина.

Серединой XVI века датируется неоднократно публиковавшийся в «Константиновской» литературе внушительный список папских булл, посланий и других документов, признающих императорское происхождение венецианских Ангело, их права на титулы «графов Дривасто», «герцогов Дураццо», «князей Фессалии», а также гарантирующих им разнообразные привилегии, земельную собственность и денежное содержание от Святого престола [Angelo Comneno, 2007, p. 136-198; Anonymus, 1680, p. 12-30; Gilliat-Smith, 1922, p. 17-18; Sainty, 2018, p. 57-59]. Но достоверность их сомнительна. Известно, что члены семьи Ангело не брезговали подделками. Так, они сфабриковали хрисовулы императора Михаила VIII Палеолога (1261-1282) в пользу своих вымышленных предков «графов Дривасто» Михаила и Андреа Ангелов, но – досадная ошибка! –  датировали их 1293 годом [Camillus, 1677, p. 47-49; Jorga, 1915, p. 198; Schmitt, 2000, p. 134].

Выступая после смерти Андрея Палеолога[2] в качестве наследников византийского престола в изгнании, они пытались объединить вокруг себя потомков балканской знати: Черноевичей (господари Зеты), Косача (герцоги Святого Саввы) [Sainty, 2018, p. 77 (nota 12)], Дукаджини [Angelo Comneno, 2007, p. 155,165; Sainty, 2018, p. 59], Музаки [Hopf, 1873, p. XXXV] (албанские князья)  – состояли с ними в переписке, присваивали различные титулы, выступали ходатаями, выпрашивая деньги у римских пап.  Андрео Ангело даже снабдил Иоанна Георгия Гераклида  рекомендательным письмом к Ивану Грозному, в котором просил московского князя помочь вернуть ему «королевства» Молдавию и Валахию [Hassiotis, 1983, p. 91].

Великий магистр Константиновского Ордена.
Великий магистр Константиновского Ордена. Источник: [Anonymus, 1680].

Не исключено, что именно этому авантюристу неясного происхождения пришла в голову идея создания псевдо-византийского рыцарского ордена. В письме императору Максимилиану II Габсбургу (1567) он писал, что император Ираклий учредил его в 638 году, а в послании дожу Венеции Альвизе Мочениго от 4 октября 1570 назвал себя не только «наследником всей Греции, королем Пелопоннеса, Молдавии, Валахии и прочая, и прочая», но и «магистром рыцарства Святого Георгия» [Hassiotis, 1983, p. 93; Sainty, 2018, p. 73-74].

Однако ключевая роль в истории Ордена принадлежала итальянскому писателю-гуманисту Франческо Сансовино, которого современники справедливо считали ведущим экспертом в области рыцарских орденов. В венецианском издании 1570 года его трактата «О происхождении рыцарства» и содержится «Константиновская легенда» [Sansovino, 1570, p. 27-29]

Франческо Сансовино
Франческо Сансовино – один из создателей «Константиновской легенды»

Сансовино был близким другом Джеронимо Ангело, с которым он служил в папской гвардии. В опубликованном в 1573 году под его редакцией в Венеции «Статуте Благородной Константиновской Милиции Святого Георгия», тот фигурирует как великий магистр Ордена, а потомок черногорских князей Никола Черноевич значится его генерал-лейтенантом [Sansovino, 1573, p. 6]. В течение нескольких следующих лет Статуты, приписанные Исааку II Ангелу и Михаилу VIII Палеологу, автором которых, судя по всему, был сам Сансовино, вышли в Пьяченце (1575), Риме и Равенне (1581), Милане и Болонье (1583), Мадриде (1588), снова в Риме (1597) и Тренто (1624) [Sainty, 2018, p. 76]. Он же, будучи знатоком истории рыцарства, разработал торжественные ритуалы посвящения в Орден. Первая церемония прошла в ноябре 1570 года на озере Орта в Ломбардии. Итальянская и испанская знать, стремившаяся прикоснуться к славе древнего Рима, с увлечением стала играть в византийских рыцарей, с благодарностью принимая почетные титулы и дипломы от братьев Ангело [Sainty, 2018, p. 72-73, 110-111].

Джованни Батиста Джилио
Предполагаемый портрет Джованни Батиста Джилио, великого канцлера Константиновкого Ордена. Неизвестный автор, болонская школа (около 1605 года).

Появление новых покровителей среди светских и церковных владык помогло Ангелам одержать победу над Иоанном Георгием Гераклидом. Папская курия признала из законными наследниками византийского престола, а «Иоанна Кефалонского» самозванцем, узурпировавшим титул магистра Константиновского Ордена,  приговорив его к ссылке на галеры [Cange du, 1680, p. 213; Pippidi, 1979, p. 277; Sainty, 2018, p. 74].

Ангело рассматривали титул великого магистра как переходящий по наследству. После смерти Андреа (II) и Джеронимо, главой Ордена стал их племянник Пьетро (1526-1592), а затем его сын Джованни Андреа Ангело (1569-1634). В 1603 году он издал в Неаполе книгу под претенциозным названием «Генеалогия Иоанна Андреа, прозываемого Ангелом, Сильвием, Эмилием, Флавием, а также Комнином», в которой насчитал 86 поколений от себя до Адама.  Эта, по выражению румынского историка Андрея Пиппиди, «псевдоисторическая мешанина» была посвящена королю Испании Филиппу III [Pippidi, 1979, p. 278]. В 1610 году «Генеалогия» была опубликована в Риме, а ее третье издание вышло в 1621 году в Венеции с посвящением герцогине Марии Тосканской.

Великий магистр Константиновского Ордена
Великий магистр Константиновского Ордена Джованни Андреа I Ангело. Источник: [Statuti et constitutioni della Sacra Militia Aureata Angelica Constantiniana di San Giorgio, 1621]

Оно представляло собой род элитного альманаха, который должен был продемонстрировать связь всех европейских династий Европы с семьей автора – самой знатной из них. В генеалогических таблицах встречаются не только библейские персонажи, но и герои греко-римской мифологии, а также вымышленные фигуры вроде Эрихтония Сильвия, герцога Дривасто, правившего в 1374 году после потопа [Angelus Flavius Comnenus, 1621].

Впрочем, реальное финансовое положение «наследника византийских императоров» оставляло желать лучшего. Английский посол сэр Дадли Карлтон, познакомившийся с ним в Венеции, называл его «человеком бедного вида» [Pippidi, 1979, p. 278-279]. Из-за нехватки денег Джованни Андреа решил продать титул великого магистра «древнейшего в мире Ордена» третьему князю Авеллино Марино Кораччоло. Но соглашение оспорил его дядя Андреа Ангело, также претендовавший на долю в доходах семейного предприятия, и разочарованный итальянский аристократ, желая избежать судебных разбирательств, аннулировал сделку [Sainty, 2018, p. 91].

Кавалер Константиновского Ордена.
Кавалер Константиновского Ордена. Источник: [Anonymus, 1680].

В течение следующих десятилетий наследники Джованни Андреа успешно эксплуатировали «византийский миф», издавая фантастическую литературу по истории Ордена, награждая европейских аристократов и раздавая им за деньги дипломы на приораты и командорства в Киликии, Каппадокии, Иераполе и других экзотических землях. Для поддержания своей репутации они подчас шли и на достаточно экстравагантные поступки. Так, в 1684 году в связи с формированием антиосманской «Священной лиги», в которую вошли Венеция, Австрия, Польша и Мальта, от имени Константиновского Ордена его 42-й великий магистр Джеронимо II Ангело объявил войну Турции.

Манифест Джеронимо Ангело с объявлением войны Турции
Манифест Джеронимо Ангело с объявлением войны Турции

Ситуация в Европе на фоне усиливающейся конфронтации с Османской империей в целом благоприятствовала амбициозным планам семьи Ангело. В 1662 году привилегии Ордена признала Венецианская республика, а спустя девять лет они были подтверждены римским папой Климентом X. В 1667 году курфюрст Баварии Фердинанд поместил Орден под свою защиту и дал ему такие же привилегии, как тевтонским и мальтийским рыцарям. Его примеру последовал император Священной Римской империи Леопольд (1658-1705), подписавший 25 июня 1671 года диплом, которым даровал право константиновским рыцарям носить оружие в своих землях. В 1680 году Ян Собеский объявил себя протектором Ордена в королевстве Польском и великом княжестве Литовском [Sainty, 2018, p. 95-97].

Правда всегда находились те, кто открыто заявлял, что Ангелы из Дривасто – авантюристы, а их Орден – фальшивка. Французский историк Шарль Дюканж, издавший в 1680 году первый научный труд по византийской генеалогии, обратил внимание на отсутствие каких-либо доказательств родственных связей между ними и византийскими Ангелами [Cange du, 1680, p. 211-213]. Тридцать лет спустя итальянский ученый и эрудит Шипионе Маффеи опубликовал свое «Письмо об истории рыцарского Константиновского Ордена», в котором разоблачил грубые подделки исторических документов, сфабрикованных Ангело и их сторонниками [Maffei, 1712].  В ответ Святой Престол внес его работу в список запрещенных книг. Правоверным католикам было запрещено читать книгу Маффеи под угрозой отлучения от Римской церкви вплоть до 1966 года.

Джованни Андреа II Ангело
Великий магистр Константиновского Ордена Джованни Андреа II Ангело. Источник: [Anonymus, 1680].

Несмотря на международное признание, финансовое состояние Ангело по-прежнему оставляло желать лучшего. В 1698 году пожилой и бездетный Джованни Андреа II Ангело передал титул великого магистра, а также все  «права» на земли Далмации, Македонии и Албании герцогу Пармы Франческо Фарнезе в обмен на пожизненное содержание и замок в Пьяченце [Sainty, 2018, p. 127]. В результате Константиновский Орден Святого Георгия получил статус наследственного ордена семьи Фарнезе. Когда же, спустя несколько десятилетий, правителем Пармы стал принц из дома Бурбонов, он вошел в число династических наград этой семьи. В настоящее время за право называться великим магистром соперничают представители нескольких ветвей Бурбонов, у каждой из которых есть свой Орден Святого Георгия. Между ними идут нешуточные войны, в которые втянуты Ватикан, светские власти Испании, Италии, других государств, так как право награждать представителей мировой аристократии орденом, восходящим к самому Константину Великому, считается очень престижным.

Франческо Фарнезе
Франческо Фарнезе, герцог Пармский, 44-й великий магистр Константиновского Ордена.

Неудивительно, что «Константиновская легенда» и в XVIII-XX вв. будоражила многие умы.  Среди них были и представители знатной румынской семьи Кантакузинов.

© Княжество Феодоро, 2022

Читать продолжение:

Константиновский Орден. Часть 2: Князь Украины

Библиография

  1. Байер Х.-Ф. Энциклопедический просопографический лексикон византийской истории и цивилизации / Х.-Ф. Байер, В.П. Степаненко // Известия Уральского государственного университета. – 1997. – № 7. – С. 124-129.
  2. Денисов С.А. Титулатура, патронимы и генеалогия правителей Эпирского царства (1204-1261) по данным актового материала. [Электронный ресурс] / С.А. Денисов. – Режим доступа: http://www.historia.ru/2011/01/denisov.htm.
  3. Евсевий Памфил. Жизнь Блаженного Василевса Константина / Евсевий Памфил. – Москва, 1998. – 352 с.
  4. Angelo Comneno S. Storia e genealogia della imperiale famiglia Angelo Comneno Ducas o Angelo Flavio Comneno Ducas / S. Angelo Comneno. – Accademia angelica costantiniana di lettere, arti e scienze, 2007. – 219 p.
  5. Angelus Flavius Comnenus J.A. Genealogia Diversarvm Principvm Familiarvm Mvndi Incipiendo Ab Adamo / J.A. Angelus Flavius Comnenus. – Venetiis: Deuchinus, 1621. – 20 p.
  6. Anonymus. Compendio Historico Dell’Origine, Fondazione, e Stato: Priuilegi Imperiali, Regij &c. Bolle, Breui, Motuproprij, Monitorij, Fulminatorij. Pontificij, & altri Diplomi Dell’Ordine Eqvestre Imperiale Angelico Avreato Costantiniano di San Giorgio / Anonymus. – Presso Andrea Poletti, 1680. – 44 p.
  7. Camillus A. Isacij imperatoris ac diui Basilij Magni regulae Equitum S. Georgij, sacrae, augustae, angelicae, aureatae, Costantinianae militiae. Confirmationes apostolicae, et imperiales. … Dicata ab Andrea Camillo comite Locarno, .. / A. Camillus. – Brescia: apud Policretum Turlinum, 1677. – 56 p.
  8. Cange C. du. Historia Byzantina duplici commentario illustrata prior familias ac stemmata imperatorum Constantinopolitanorum… proeterea familias Dalmaticas et Turcicas complectitur, alter descriptionem urbis Constantinopolitanae… / C. du Cange. – apud Ludovicum Billaine, 1680. – 806 p.
  9. Gilliat-Smith E. Some Notes, Historical and Otherwise, Concerning the Sacred Constantinian Order / E. Gilliat-Smith. – London, 1922. – 44 p.
  10. Giustinianu B. Historia cronol. dell ́origine degli ordini militari e di tutte la religione / B. Giustinianu. – Venezia, 1692. – 432 p.
  11. Hassiotis I. George Heracleus Basilicos, a Greek Pretender to a Balkan Principality (End of the XVI – Beginning of the XVII Century) / I. Hassiotis // Balcanica: annuaire de l’Institut des études balkaniques. – 1983. – № 13-14. – P. 86-96.
  12. Hopf C.H.F.J. Chroniques gréco-romanes inédites ou peu connues, pub. avec notes et tables généalogiques / C.H.F.J. Hopf. – Berlin, Weidmann, 1873. – 580 p.
  13. Jorga N. Notes et extraits pour servir à l’histoire des croisades au XVe siècle. Vol. 4 / N. Jorga. – Bukarest: E. Leroux, 1915. – 384 p.
  14. Maffei F.S. De Fabula equestris ordinis Constantiniani epistola / F.S. Maffei. – Tiguri, 1712. – 46 p.
  15. Pall F. Di nuovo sulle biografie scanderbegiane del XVI secolo / F. Pall // Revue des études sud-est européennes. – 1971. – Vol. 9. – P. 91-106.
  16. Pall F. Marino Barlezio: uno storico umanista / F. Pall. – Bucaresti: Imprimeria nationala, 1938. – 184 p.
  17. Pippidi A. Fables, bagatelles et impertinences. Autour de certaines généalogies byzantines des XVIe-XVIIIe siècles / A. Pippidi // Études byzantines et post-byzantines. – 1979. – Vol. 1. – P. 269-305.
  18. Sainty G.S. The Constantinian Order of Saint George: and the Angeli, Farnese and Bourbon families which governed it / G.S. Sainty. – Boletín Oficial del Estado, 2018. – 578 p.
  19. Sansovino F. Della origine de Caualieri di m. Francesco Sansouino libri quattro. Ne’ quali si contiene, l’inuentione, l’ordine, & la dichiaratione di tutte le sorti de Caualieri. Con gli statuti & leggi della Gartiera, del Tosone di San Michele, & della Nuntiata / F. Sansovino. – appresso gli heredi di Marchiò Sessa, 1570. – 344 p.
  20. Sansovino F. Statvti E Capitoli Della Militia Avreata, Angelica, Costantiniana, Di S. Giorgio: Di Nvovo Riformati, Et Approbati dall’ Illustrißimo, & Eccelentißimo Signore, il Sig. Hieronimo Angelo Principe di Tessaglia, Duca, & Conte di Driuasto, &c. Sourano, Patrone, & Gran Signore dell’Ordine / F. Sansovino. – Venetia: Appresso Michel Bonelli, 1573. – 48 p.
  21. Schmitt O.J. Paul Angelus, Erzbischof von Durazzo und seine Bedeutung für den Türkenkampf Skanderbergs / O.J. Schmitt // Thesaurismata. – 2000. – Vol. 30. – P. 127-161.
  22. Statuti et constitutioni della Sacra Militia Aureata Angelica Constantiniana di San Giorgio. – 1621. – 88 p.

[1] Скандербег – настоящие имя и фамилия Георг Кастриоти (Kastrioti) (около 1405 — 1468), национальный герой Албании. Возглавив (1443) народное восстание, освободил от османского господства часть территории страны. Инициатор создания Лежской лиги, главнокомандующий её армией. Успешно отразил неоднократные нашествия османских войск.

[2] Андрей Палеолог (1453-1502) – титулярный император Византии и деспот Мореи. Сын Фомы Палеолога, племянник последнего византийского императора Константина XI. Брат великой княгини Московской Софьи Палеолог.

 Заметили опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 205

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии