Атлас Дюбуа де Монпере. Часть 2, лист LIX, рис.1. Руины Херсонеса.

Херсонес в XV веке

Херсонес, потерявший в ходе катаклизмов XIII-XIV вв.  почти все свое население, упорно цеплялся за жизнь. В его гавань продолжали заходить торговые корабли.

Венецианский кокк.
Венецианский кокк. Гравюра Э. ван Ревейка из Утрехта из книги Бернхарда фон Брейденбаха Peregrinatio in Terram Sanctam (Mainz, 1486).

В архиве Венеции сохранилось два интересных документа, регламентирующих маршруты по Черному морю торговых караванов, состоящих из больших парусных судов – кокк. В одном из них сказано: «И когда они отправятся из района Каффы, если не будут иметь своего груза, то могут идти в Херсон или в любое другое место в Черном море, в котором смогут получить свой груз…».

В другом документе от 28 февраля 1402 года Херсон, наряду с Таной и Каффой назван в числе портов захода судов венецианской торговой «линии». Под грузом, который они могли брать на борт в Херсоне, может иметься в виду в первую очередь соль, центром добычи и торговли которой он оставался на протяжении столетий [Богданова, 1991, с. 74].

Херсонес. Портовый район.
Херсонес. Портовый район. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев (2017).

Карло Ломеллино в письме племяннику Маттео, написанном в Каффе 9 июля 1434 года, сообщал о победе, которую он одержал над Чембало, Каламитой и Брозони (Brozoni) [Agosto, 1977, p. 515]. Название Barason/Carassu встречается в документах католических миссий в Крыму. Высказывалось мнение, что речь идет о Карасубазаре (современный Белогорск) [Liščák, 2012, p. 34]. Но география экспедиции Карло Ломеллино хорошо засвидетельствована источниками: 7 июня его войска взяли штурмом Чембало, 10 июня подошли к стенам Каламиты, а 12 июня уже находились в Каффе, т.е. достоверно известно, что он не мог вести в это время боевые действия  в центральной части полуострова. Судя по хронологии, Брозони находился где-то на территории Севастополя. Не исключено, что в тексте письма была допущена ошибка и незадачливый полководец имел в виду Херсонес, который на итальянских картах называется gerezonda, gorezonda, gorozonda [Гордеев, 2014, с. 371].

Если наемники Ломеллино предали огню и мечу поселение на берегу Карантинной бухты (Херсон в XV веке уже нельзя назвать городом), то становится понятным длительный период молчания источников. Следующее его упоминание относится ко времени непосредственно предшествующему османскому завоеванию.  В 1470 году между властями Каффы и проекторами Банк св. Георгия началась оживленная переписка о выделении денежных средств, необходимых для сноса стен Херсонеса и Воспоро (Керчь), чтобы ими не могли воспользоваться османы.

Развалины древнего Херсонеса Таврического.
Развалины древнего Херсонеса Таврического. Русский художественный листок №13, 1858.

«Мы рассмотрели вопрос, о котором вы нам писали по поводу того, чтобы лучше разрушить [стены] Воспоро, чем Ихерезонде (Iherezonde) (т. е. Херсона – А.В.). В настоящее время относительно этого дела, кажется, ничего другого не следует сказать кроме того, что мы предоставляем решение его на ваше усмотрение, указывая, однако, что при таких разрушениях вам не следует нести никаких расходов, кроме разве что малых», – отмечено в письме из Генуи в Каффу от 21 января 1471 года [Богданова, 1991, с. 98-99; Vigna, 1871, p. 735 (doc. DCCCCXXXV)].

Херсонес. Руины цитадели.
Херсонес. Руины цитадели. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев (2017).

Спустя полтора года, вопрос все еще оставался нерешенным. В инструкции от 16 июня 1472 года на имя направленного в Каффу в качестве консула Антониотто ди Кабелла читаем: «Многие напоминают о том, что было бы полезно разрушить башни и стены одного необитаемого места, называемого Ихерезонда, другие же настаивали разрушить место, которое называется Воспоро, и [сделать] это в тех целях, чтобы турки не заняли какого-либо из этих мест. Поэтому желаем, дабы Вы совместно со своими советниками и другими лицами, умудренными в этих делах, указанные вопросы глубоко обсудили и по ним вынесли бы решение, которое Вашей Мудрости покажется наиболее полезным» [Богданова, 1991, с. 99; Vigna, 1871, p. 872 (doc. MXXXI)].

Демонтаж оборонительных сооружений Херсона требовал больших материальных и людских ресурсов, которыми ни Каффа, ни банк Святого Георгия не располагали. Видимо, именно поэтому каффинцы, еще недавно столь ревниво пытавшиеся закрыть феодоритам выход к Поморью, не высказали никаких протестов, когда князь Исаак начал восстановление стен и укреплений древнего города.  О них свидетельствуют строительные надписи с его именем.

Х. Гейслер. Мраморная плита с многраммами князей Феодоро из Херсонеса
Х. Гейслер. Мраморная плита с многраммами князей Феодоро из Херсонеса

Судя по всему, одна из них некогда была вмонтирована в большую круглую башню XVII, известную как «башня Зенона». Интересно, что Херсонес назван в ней не городом, а лишь замком (κάστρο(ν)).

Херсонес. Башня Зенона.
Херсонес. Башня Зенона. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев (2017).

Вторую обнаружили в 1899 году в ходе раскопок помещения с внутренней стороны городской стены, на расстоянии около 200 м к северо-западу от места, где находилась первая плита. В ней речь идет об «обновлении от основания» крепостных сооружений Херсона в дни «правителя Феодоро и Поморья Исаака» [IOSPE: V 13; IOSPE: V 14].

Места находок обеих плит говорят в пользу того, что Исаак попытался восстановить старую цитадель города («замок») [Мыц, 2009, с. 362]. Она была построена во второй половине III – начале II века до нашей эры, в тревожные времена скифских набегов, когда херсониты решили дополнительно укрепить городскую гавань. Для этого они окружили стенами и башнями прямоугольную площадку 92 на 40 метров, примыкавшую к Карантинной бухте. Позже здесь разместился римский преторий, а в средние века – штаб византийской фемы [Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 526-529].

Херсонес. Цитадель.
Херсонес. Цитадель. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев (2017).

Князь Исаак повелел отремонтировать разрушенные башни и стены цитадели, разместив в ней небольшой гарнизон. Что касается остальной части города, то она оставалась незаселенной и представала перед глазами феодоритов такой же, какой ее видели путешественники XVI-XVII вв., побывавшие на руинах Херсонеса.

Херсонес. Перибол у башни Зенона.
Херсонес. Перибол у башни Зенона. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев (2017).

«Этот город уже не только много лет, но много веков стоит пуст и необитаем, и представляет одни развалины и опустошение. Еще и теперь видны стены и башни, сохранившиеся от разрушения, в постройке которых видно удивительное искусство и роскошь. Царский дворец виден в той же части истма, с огромными стенами, башнями и великолепными воротами…Домы города лежат во прахе и сравнены с землею. Большой греческий монастырь остался в городе; стены храма еще стоят, но без кровли; а все украшения этого здания, которые там были, разрушены и разграблены», – писал польской посол Мартин Броневский, посетивший Крым в 1578 году [Броневский, 1867, с. 342-343].

«И здесь было 180 тысяч зданий, 40 тысяч лавок, и в каждом квартале – по церкви, и много сот тысяч зданий с валяющимися на земле разбитыми мраморными колоннами. Фундаменты зданий заметны и различимы…Здесь поселились совы и вороны, змеи и ящерицы, [разные твари] свили себе гнезда», – вторил ему турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший в нем столетие спустя [Челеби, 1999, с. 29-30].

Мраморные и серпентиновые колонны, украшавшие храмы и постройки Херсонеса вскоре после аннексии юго-западного Крыма, были увезены турками. Они же частично разобрали оборонительные стены, погрузив большие каменные квадры на корабли и переправив их за море [Броневский, 1867, с. 343].  Остатки домов пастухи использовали в качестве загонов для овец и другого скота [Броневский, 1867, с. 342; Челеби, 1999, с. 30]. В турецкой переписи 1542 года Сарукерман упомянут как обезлюдевшее место, к которому, впрочем, было приписано два соляных промысла, выплачивавших налог в размере 2000 акче [Berindei, Veinstein, 1979, p. 427, 464, n.145]. Однако, вплоть до конца XVIII века на берегу Карантинной бухты находились судостроительные верфи, принадлежавшие жителям греческого села Карань [Иванов, 2020, с. 114].

© Княжество Феодоро, 2021

Библиография

  1. Богданова Н.М. Херсон в X-XV вв. Проблемы истории византийского города / Н.М. Богданова // Причерноморье в средние века. – 1991. – Т. 1. – С. 8-172.
  2. Броневский М. Описание Крыма (Tarlariae descriplio) / М. Броневский // ЗООИД. – 1867. – Т. 6. – С. 333-367.
  3. Иванов А.В. Город Чурч и пролив Андал. Бухты Севастополя и Гераклейский полуостров накануне присоединения Крыма к России. Историческая топография и топонимика / А.В. Иванов // Исторические, культурные, межнациональные, религиозные и политические связи Крыма со Средиземноморским регионом и странами Востока: материалы IV международной научной конференции (Севастополь, 6-10 октября 2020 г.). – 2020. – Т. 2. – С. 111-118.
  4. Мыц В.Л. Каффа и Феодоро в ХV веке: контакты и конфликты / В.Л. Мыц. – Симферополь: Универсум, 2009. – 528 с.
  5. Сорочан С.Б. Жизнь и гибель Херсонеса / С.Б. Сорочан, В.М. Зубарь, Л.В. Марченко. – Севастополь: Библекс, 2006. – 826 с.
  6. Челеби Э. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме / Э. Челеби. – Симферополь: Дар, 1999. – 141 с.
  7. IOSPE: V 13 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://iospe.kcl.ac.uk/5.13-ru.html.
  8. IOSPE: V 14 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://iospe.kcl.ac.uk/5.14-ru.html.
  9. Agosto A. Due lettere inedite sugli eventi del Cembalo e di Sorcati in Crimea nel 1434 / A. Agosto // ASLi (nuova serie). – 1977. – Vol. XVII/2. – P. 507-517.
  10. Berindei M. La présence ottomane au sud de la Crimée et en mer d’Azov dans la première moitié du XVIe siècle – Persée / M. Berindei, G. Veinstein // Cahiers du monde russe et soviétique. – 1979. – Vol. 20. – № 3-4. – P. 389-465.
  11. Liščák V. Italian City-states and Catholic Missions in Mongolian World of the 13th and 14th Centuries / V. Liščák // Anthropologia integra. – 2012. – Vol. 3. – № 2. – P. 27-36.
  12. Vigna A. Codice diplomatico delle Colonie Tauro-Liguri durante la Signoria dell’Ufficio di S. Giorgio (1453 – 1475): ASLi. Vol. 2 / A. Vigna. – Genova, 1871. – VII/1. – 919 p.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 465

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Крымчанин
Крымчанин
1 месяц назад

Спустя более 200 лет после Броневского Кларк писал другое: Когда они [русские] поселились в этой стране, остатки города Херсонеса были настолько велики, что сохранялись все его ворота. Вскоре они их разрушили и, следуя своему любимому занятию — разорять, они снесли, сломали, срыли и разрушили
всякий памятник, способный осветить его [Херсонеса] былую историю… [Clarke, 1817, p. 207].

Крымчанин
Крымчанин
1 месяц назад

А вот статья крымского ученого, где это упоминается https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/41840/1/iurg-2016-154-07.pdf