A Panoramic view of the entrenchment of Allied Armies of England and France before Sebastopol.

Авлита: Морские ворота Готии

В генуэзских документах содержатся многочисленные жалобы на князей Феодоро, устраивающих порт в Каламите.  Однако еще А.Л. Бертье-Делагард обратил внимание, что сам Инкерман по причине мелководья устья и реки Черной никак не мог быть местом стоянки и выгрузки морских судов [Бертье-Делагард, 1888, с. 261].

У. Симпсон. Верховья Севастопольской бухты.
У. Симпсон. Верховья Севастопольской бухты. Лист 20 из первой части альбома The Seat of War in the East by William Simpson (Лондон, 1855).

Согласно описанию Мартина Броневского, предназначенные для них пристани находились на южной стороне современной Севастопольской бухты: «Насупротив города (Инкермана – А.В.) тянется мыс, имеющий в ширину несколько стадий, а в длину, на протяжении 3 или 4 мили, узкою полосою далеко вдается в Черное море. Имеет три пристани, из которых одна Portus Pactorum (пристань договоров); из этой составляется другая, называемая Страбоном, Ктенунтом. Туда очень удобно могут приставать суда и оставаться в безопасности против бури и волнения» [Броневский, 1867, с. 340].

В дневниках путешественников и в картографических источниках мы встречаем название порта Авлита. Оно состоит из греческой основы и греческого же суффикса-этникона  –ιται, указывающего на жителей данной местности, с помощью которого образованы многие другие крымские топонимы: Ялита, Горзувиты, Партениты, Каламита и т.д [Шапошников, 2007, с. 571]. И хотя наиболее раннее его упоминание относится ко второй половине XVII века, оно явно восходит к феодоритскому или византийскому времени.

На карте Черного моря Николя де Фера (1705) в юго-западной части крымского полуострова помещен глубоко врезающийся в сушу залив – современная Севастопольская бухта. Рядом надпись Oulouta P (Порт Авлита). Как следует из легенды, она были скопирована французским картографом из манускрипта, изготовленного в Кафе. В пользу этого свидетельствуют такие не встречающиеся на более ранних европейских картах названия как Ялта (Yalouta), Гурзуф (Kerzouf), Аю-Даг (Yne Mont).

Николя де Фер. Черное море (1705).
Николя де Фер. Черное море, бывший Понт Эвксинский, именуемый казаками Черно-Море. Карта, взятая из манускрипта, изготовленного в Кафе. Фрагмент (1705).

На более подробной карте к географическому описанию Николаса Витсена (1745) Авлита изображена по соседству с Ак-Яром. На карте Жака Беллина, опубликованной в 1772 году в Париже, здесь указан «Порт Авлита, называемый по-гречески Каламита» (Port Aulota par les Grecs Kalamata).

Николас Витсен. Понт Эвксинский или Новая точная карта Черного моря (Амстердам, 1745).
Николас Витсен. Понт Эвксинский или Новая точная карта Черного моря. Фрагмент. (Амстердам, 1745).

В лоции Черного моря П.А. Толстого Авлита – один из портов, расположенных в Севастопольской бухте, неподалеку от Инкермана (Ангиара) [Толстой, 2006, с. 98]. Шарль де Пейсонель, исполнявший в 1754-58 гг. обязанности французского консула в Крыму, описал его следующим образом: «Авлита – очень хороший порт, расположенный в устье реки Казыклы-узень (река Черная – А.В) к северо-западу от Балаклавы. Вход в него находится на западе. Корабли могут безопасно зимовать там» [Peyssonnel, 1787, p. 25]. Согласно П.С. Палласу, зафиксировавшему в 1794 году остатки «дороссийской» топонимики Севастополя, главная бухта или рейд, прежде именовалась Кади-лиман, а ее верховья – Авлита или Авлинта. В другом месте он называет Авлитой Килен-бухту [Паллас, 1999, с. 37-38]. Турецкий путешественник Эвлия Челеби упоминает залив Авлута на западе Крыма, а также крепость Авлута-Кермен, которую одновременно с Инкерманом османы в годы правления Мехмеда Завоевателя вырвали из рук «неверных» [Челеби, 1999, с. 29, 122, 123]. Последнее свидетельство заставляет предполагать наличие какого-то несохранившегося укрепления, построенного князьями Феодоро для защиты порта.

Таким образом, доступные на сегодняшний день источники подтверждают догадку А.Л. Бертье-Делагарда о том, что торговые пристани феодоритов находились между устьем реки Черной и Килен-бухтой [Бертье-Делагард, 1888, с. 261].

Жак Беллин. Уменьшенная карта Черного моря (1772).
Жак Беллин. Уменьшенная карта Черного моря, составленная для обслуживания королевских судов по приказу г-на де Бойна, государственного секретаря Морского департамента. Фрагмент (1772).

Но зачем Алексею необходимо было строить новые крепость и порт в столь неудобном месте, ведь он мог воспользоваться гаванью Херсонеса? Ответ, по всей видимости, заключается с тем, что древняя дорога к его столице от Херсона пролегала недалеко от генуэзского порта Чембало. Используя его для выгрузки и погрузки товаров, купцы экономили на сухопутной перевозке, поскольку их путь становился на 12 километров короче [Бертье-Делагард, 1888, с. 193]. Именно поэтому Алексей предложил им более простой и удобный маршрут: морем до Авлиты и далее по суше к Феодоро и Киркору – двум крупнейшим городским центрам горного Крыма.

Для переправы на правый берег реки Черной недалеко от Каламиты был построен мост с четырьмя арками [Паллас, 1999, с. 51], развалины которого сохранялись вплоть до начала XIX века. В частности, мы можем увидеть их на гравюре к книге Д. Вебстера «Путешествие через Крым, Турцию и Египет в 1825-28 гг». От него через Инкерманскую долину проложили каменную дорогу в виде дамбы. Через ложбины, которые во время разливов реки заполнялись водой, были переброшены небольшие деревянные мостики [Бертье-Делагард, 1888, с. 253]. Это сложное гидротехническое сооружение, в значительной степени разрушенное и пришедшее в негодность уже к концу ΧVIII века, производило на путешественников, описывавших его после присоединяя Крыма к России впечатление глубокой древности [Паллас, 1999, с. 51; Clarke, 1839, p. 99].

Инкерман. Гравюра по рисунку Вильяма Ньюнэма.
Инкерман. Гравюра по рисунку Вильяма Ньюнэма из книги «Travels through the Crimea, Turkey and Egypt» (London, 1830).

Дорожная плотина оставляла Каламиту немного в стороне и выходила к началу современной Гайтанской балки, откуда открывается путь вглубь полуострова к селению Чоргун и далее к столице княжества Феодоро [Бертье-Делагард, 1888, с. 260-261].  Эти своеобразные ворота связывали его с морскими торговыми путями и крупнейшими портами Черного и Средиземного морей.

Побывав в Инкермане, легко представить, как татарские всадники гнали на продажу сотни насильно разлучённых с семьями мальчиков и девочек по древней дороге, ведущей к Авлите, мимо пещерных храмов и монашеских келий, расположенных вдоль этого оживленного торгового пути.

Читать продолжение:

Инкерман: Скит в Георгиевской балке

© Княжество Феодоро, 2021

Библиография

  1. Бертье-Делагард А.Л. Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма / А.Л. Бертье-Делагард // ЗООИД. – 1888. – Т. 14. – С. 166-279.
  2. Броневский М. Описание Крыма (Tarlariae descriplio) / М. Броневский // ЗООИД. – 1867. – Т. 6. – С. 333-367.
  3. Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793-1794 годах / П.С. Паллас; пер. С.Л. Белявская, А.Л. Бертье-Делагард. – Москва: Наука, 1999. – Вып. 27. – 244 с.
  4. Толстой П.А. Описание Черного моря, Эгейского Архипелага и Османского флота / П.А. Толстой; ред. И.В. Зайцев. – Москва, 2006.
  5. Челеби Э. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме / Э. Челеби. – Симферополь: Дар, 1999. – 141 с.
  6. Шапошников А.К. Языковые древности Северного Причерномрья (Этимология языковых реликтов Северного Причерноморья). Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук / А.К. Шапошников. – Москва: Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова, 2007. – 870 с.
  7. Clarke E.D. Travels in Russia, Tartary, and Turkey / E.D. Clarke. – Edinburgh, 1839. – 148 p.
  8. Peyssonnel C. de. Traité sur le commerce de la mer Noire : in 2 vols. Vol. 1 / C. de Peyssonnel. – Paris, 1787.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 304

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии