Херсонес. Арка у постоялого двора.

Херсонес в XIII веке

После захвата крестоносцами Константинополя Византия распалась на несколько враждующих друг с другом государств. Херсонес подчинился власти Алексея, принца из царской династии Комнинов,  провозглашенного императором под именем Алексея I Великого Комнина (1204-1222), который, действуя из Трапезунда, смог установить контроль над черноморским побережьем Малой Азии, издавна тесно связанным с Таврикой.

Херсонес. Западный участок средневековой оборонительной стены.
Херсонес. Западный участок средневековой оборонительной стены.

Из сочинения Иоанна Лазоропула о чудесах св. Евгения известно, что 20-х гг. XIII века «Херсон и города тамошней Готфии» платили налоги Трапезунду [Успенский, 2003, с. 108].

От этого времени остался любопытный документ –  так называемое «Аланское послание епископа Феодора» [Кулаковский, 2000, с. 193-218], в котором отразилось соперничество двух греческих государств: Трапезундской и Никейской империй за контроль над Причерноморским регионом.

Когда вселенский патриарх Михаил IV Авториан (1207/08-1213/14), поддержавший императорские притязания выходцев из знатной семьи Ласкарисов, нашедшей убежище в Никее, начал рукополагать епископов в области, подчиненные Великим Комнинам те, столкнулись там с жестким противодействием. Так, дьякон Паммакарит, направленный в Амастриду, был бит плетью и изгнан из города. Аналогичным образом на Боспоре, в Херсоне и Сугдее местные власти, сохраняя лояльность Трапезунду, отказывались принимать назначенных им иерархов [Васильевский, 1896, с. 275; Жаворонков, 1982, с. 184].

Зимой 1223 года епископ Феодор отправился из Никеи в Кавказскую Аланию, в политическом плане независимую от Трапезунда. Однако путь его лежал морем вдоль побережья Крыма. Видимо во время захода в один из портов он и его спутники, в числе которых был отец Феодора, ехавший вместе с ним для занятия Боспорской архиепископской кафедры, были задержаны по приказу некоего «тирана» по имени Цаманос, по всей видимости, представителя трапезундской администрации [Ченцова, 1996, с. 179-180].

Автора послания и его спутников под конвоем доставили в Херсон. Здесь они нашли доброжелателя в лице «преславного Иоанна». Последний, судя по всему, пользовался определенным влиянием в городе. Он всячески пытался облегчить положение узников и «сделать их свободными». Но Цаман каким-то образом узнал об этих попытках и направил в Херсон гонцов с угрозами. Иоанн, опасаясь, что тот «лишит его жизни или возмутит против него народ», не рискнул освободить духовных лиц, но держал их в состоянии «между свободой и узами».

Тем временем обстановка в Херсоне накалялась. Какой-то конфликт едва не вылился в междоусобные столкновения, в то самое время, когда город будоражили слухи о приближении «скифов», т.е. туменов монгольских военачальников Джебе и Субедея, ведших в это время в Причерноморских и Приазовских степях боевые действия против половцев. Воспользовавшись всеобщим хаосом, Феодор и его товарищи по несчастью смогли ускользнуть из-под стражи и найти убежище в соседнем аланском селении.

Цаман, «исполненный злобы», лично прибыл в Херсон и потребовал, чтобы «малые аланы» выдали беглецов, что, видимо, и произошло, так как последние вынуждены были предстать перед судом Херсонского архиепископа, обвинившего их во вмешательстве в дела своего диоцеза  [Кулаковский, 2000, с. 198-202].

Неизвестный святой в диадеме. Херсонес. Фрагмент фресковой росписи из загородного храма Влахернской Богоматери.
Неизвестный святой в диадеме. Херсонес. Фрагмент фресковой росписи из загородного храма Влахернской Богоматери. Конец XIII-XIV вв. [Яшаева [и др.], 2011, с. 499].

Для Цамана как для наместника Великих Комнинов в Таврике рукоположенный в Никее иерарх был политическим агентом враждебной державы, поэтому неудивительно, что он всячески пытался воспрепятствовать его миссии.  Из «Послания» Феодора мы также узнаем, что правитель («архонт») Боспора, также, по всей видимости, входившего в это время в сферу влияния Трапезунда,  отказался принять его отца, закрыв перед ним ворота [Кулаковский, 2000, с. 206].

Спорные вопросы между двумя греческими государствами были урегулированы лишь в царствование Михаила VIII Палеолога (1259-1282), которому удалось изгнать крестоносцев из Константинополя и восстановить Византийскую империю. В 1260 году  в обмен на получение права самостоятельного избрания митрополита трапезундская церковь отказалась от вмешательства в дела других епархий [Карпов, 2007, с. 187-188; Малахов, 1992, с. 157].  Таврика вернулась под церковную юрисдикцию Вселенского патриарха и не позднее 1275 года Херсонская кафедра получила из его рук статус митрополии [Богданова, 1991b, с. 22-23].

Херсонес. Базилика в базилике.
Херсонес. Базилика в базилике. Фото: Андрей Васильев (2012).

В пещерном храме св. Николая Мирликийского в Загайтанской скале, освященном в 1301 году Херсонским митрополитом Иоанном Склиром [Виноградов, 2019, с. 334-335], сохранилось изображение мужчины в царском одеянии с короной на голове. Возможно это ктитор храма [Бобровський, Чуєва, 2006]. Он обладает заметным портретным сходством с богобоязненным византийским императором Андроником II Палеологом (1282-1328), годы правления которого совпадают с временем выполнения работ по обустройству и росписи пещерной церкви.

Мужчина в царском одеянии из композиции Благовещенье в церкви св. Николая.
Мужчина в царском одеянии из композиции Благовещенье в церкви св. Николая.

Вместе с тем Великие Комнины по крайней мере частично сохранили свое политическое влияние в Крыму. Об этом свидетельствуют обнаруженные в ходе раскопок на территории Херсонеса две печати с конными изображениями неизвестного императора и св. Евгения – покровителя Трапезунда. Такая иконография характерна для аспров Алексея II Великого Комнина (1297-1330) и его сына Андроника III (1330-1332). Еще одна печать с изображением св. Георгия, судя по остаткам легенды, могла принадлежать Мануилу II Великому Комнину (1332) [Богданова, 1991b, с. 95; Соколова, 1991, с. 201,205]. Думается неслучайно, что это последний трапезундский император, за подписью которого направлялись грамоты или какая-то другая корреспонденция в Херсонес. В 30-х гг. XIV в. держава Великих Комнинов оказалась втянута в длительную чреду междоусобных и внешних военных конфликтов, из которых она вышла сильно ослабленной. И хотя император Алексей  III (1350-1390) использовал громкий титул «царь и самодержец всего Востока, ивиров и Заморья» [Vasiliev, 1936, p. 34], реальной властью в Крыму он, скорее всего, не обладал.

Серебряный аспр императора Андроника III Великого Комнина.
Серебряный аспр императора Андроника III Великого Комнина.

В XIII веке Херсон оставался важным экономическим, торговым, культурным и духовным центром. Лишь его политическое влияние упало, поскольку крошечная Трапезундская империя не имела у соседних народов такого авторитета, как погибшая Византия. Город имел сплошную крепостную ограду, состоявшую из 30 куртин и 30 башен, что делало его наиболее укрепленным населенным пунктом на полуострове [Богданова, 1991a, с. 101].

Херсонес. Участок западной оборонительной стены.
Херсонес. Участок западной оборонительной стены. Фото: Андрей Васильев (2012).

В ходе археологических исследований выявлено 109 жилых кварталов, которые датируются этим временем, т.е. общая численность населения Херсона по разным оценкам составляла от 3 600 до 5 580 человек [Романчук, 2007, с. 473].

Антуан Хельбер. Сцена из жизни позднесредневекового византийского города.
Антуан Хельбер. Сцена из жизни позднесредневекового византийского города.

К городской верхушке принадлежали епископальные власти, крупные земельные собственники и домовладельцы, судовладельцы и богатые купцы, а также возможно наиболее зажиточные представители ремесленных кругов. Источники называют их «первенствующими», «знатными» или «старшинами» [Богданова, 1991a, с. 94-96, 103; Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 387-393]. По всей видимости, способ управления городом можно с некоторой долей условности назвать «олигархическим» [Богданова, 1991a, с. 123].

Простой народ был представлен ремесленниками, мелкими торговцами, рыбаками, рабочими-поденщиками. Существенную часть населения составляло духовенство, на что обратил внимание арабский географ Йакут аль-Руми. В своем «Словаре стран», составленном около 1224 года, он упомянул Херсон в разделе о Трапезунде, сообщив своим любознательным читателям: «Напротив него (находится) город Карасинда, на западном побережье этого моря. Большинство его населения – монахи. Он (является) провинцией Кустантинийи (здесь, по всей видимости, имеется в виду Трапезундская империя, правители которой считали себя законными императорами Константинополя – А.В.), а вся его область – это скалистые горы» [Калинина, 2015, с. 47-49].

Херсонес. Загородный храм Богородицы Влахернской.
Херсонес. Загородный храм монастыря Богородицы Влахернской. Фото: Олег Пермяков (2012).

На территории Херсонесского городища выявлены 5 базилик, 5 крестообразных, 2 центрических и 7 крестово-купольных храмов, действовавших в XI-XIV вв.

Херсонес. Реконструкция Храма на сводах (X/XI-XIII/XIV вв.).
Херсонес. Реконструкция Храма на сводах (X/XI-XIII/XIV вв.).

В жилых кварталах строились небольшие часовни, предназначенные для нескольких семей. Известны остатки примерно 20 таких построек  [Мыц, 2021, с. 509-510; Романчук, 2007, с. 279-280; Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 472].Новые веяния в храмовом зодчестве связывают с изменением погребального обряда. В поздневизантийский период покойников хоронили в склепах за городом, а через некоторое время их черепа и кости переносили в семейные усыпальницы при квартальных церквях. Боковые нефы больших базилик стали перекрывать стенками, также превращая их в костницы [Хапаев, 2021, с. 491-492]. Не месте некоторых старых базиликальных храмов возникли городские кладбища [Ушаков, 2014, с. 65].

Херсонес. Средневековая квартальная церковь.
Херсонес. Средневековая квартальная церковь. Фото: Андрей Васильев (2007).

К центральной площади, на которой в последний период существования города действовало не менее четырех культовых сооружений, примыкали 2-3 этажные усадьбы богатых горожан. В 50 метрах от самой крупной в городе Уваровской базилики располагалась большая усадьба, площадью около 500 квадратных метров. Предполагают, что здесь находился постоялый двор.

Херсонес. Арка у постоялого двора.
Херсонес. Арка у постоялого двора. Фото: Андрей Васильев (2012).

Дома небогатых херсонитов огораживались каменным забором с низкой калиткой и ютились в глубине маленьких двориков. Они нередко также были двухэтажными: на нижнем этаже размещались хлев, кладовая, хозяйственные помещения, верхний был жилым. Проемы окон и дверей орнаментировалась арками [Айбабин, 2003, с. 281; Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 472, 606-607].

Реконструкция средневековой Херсонесской усадьбы.
Дома и часовня в XVI квартале северного прибрежного района Херсонеса. Реконструкция А.Л. Якобсона, рис. А. Шалкевича. Источник: Crimean Chersonesos: city, chora, museum, and environs / [Glenn R. Mack, Joseph Coleman Carter editors]. Austin: ICA, 2003. 232 p.

В последние века существования Херсона жизнь горожан становилась более замкнутой, все больше сосредотачиваясь внутри жилых кварталов. Количество общественных зданий постепенно сокращалось. Кроме храмов в позднесредневековый период такую роль выполняли, пожалуй, только бани [Айбабин, 2003, с. 281; Богданова, 1991b, с. 102-103; Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 385-387].  Херсониты занимались гончарным ремеслом, стеклоделием, ткачеством, обработкой металлов, резьбой по кости и другими ремеслами. Прямо в городских домах держали скот: лошадей, овец, свиней. Пищевой рацион жителей города включал также выпекавшийся здесь хлеб, вино и рыбу [Богданова, 1991a, с. 23-54].

Херсонес. Средневековые кварталы.
Херсонес. Средневековые кварталы. Фото: Андрей Васильев (2012).

Большую роль в экономике играла торговля.  Еще в первой половине  XIII века в Херсоне выпускалась собственная монета – литые бронзовые фоллисы с монограммой Ρω [Алексеенко, 1996, с. 187-192; Туровский, Ступко, 2010, с. 199].

Находки на территории городища сельджукских монет конца XII-первой половины XIII вв., восточной керамики, изделий из стекла и металла указывают на его тесные связи с Султанатом Рума.

Чаша с изображением дракона. Херсонес.
Чаша с изображением дракона. Херсонес. Северный район, слой разрушения XIII в. [Яшаева [и др.], 2011, рис. 448].

Еще в 1214 году султан Изз ад-дин Кейкавус (1211-1219), воспользовавшись разногласиями между греческими правителями Никеи и Трапезунда, захватил Синоп – важный торговый порт на северном побережье Малой Азии [Шукуров, 2001, с. 92-109]. При его наследнике Ала ад-дин Кей-Кубаде I (1219-1237) сельджуки высадили десант в Крыму и неожиданным ударом захватили Сугдею, попутно разорив окрестности Херсона [Джанов, 2008, с. 51].

Еще более эффективным способом усиления влияния сельджуков в регионе стала экономическая экспансия. После того как мусульманские купцы, благодаря взятию Синопа,  наводнили рынки полуострова, власти Херсона вынуждены были привести выпускаемые городским монетным двором «романы» в соответствие по весу и размеру с  сельджукскими медными дирхемами [Алексеенко, 1996, с. 187-192; Гончаров, 1999].

Восточные влияния хорошо заметны по поливной керамике. Если изделия XI-XII вв. носили ярко выраженные черты византийского декоративного искусства, то украшения блюд и чаш XIII в. отражают культурные течения, шедшие с мусульманского Востока через Малую Азию. На них появляются арабески, орнаменты в виде «сельджукской цепи», мифологические существа: сирин, двуглавая птица, дракон [Якобсон, 1979, с. 138, 1964, с. 94-95].

Чаша с изображением сирина. Херсонес.
Чаша с изображением сирина. Херсонес. Северный район, слой разрушения XIII в .[Яшаева [и др.], 2011, рис. 440].

Распространение восточных вкусов среди горожан наглядно демонстрирует полихромная чаша малоазиатского производства с изображением всадника на соколиной охоте с чалмой на голове. На другом керамическом изделии можно увидеть пирующего мужчину, сидящего по-турецки. [Якобсон, 1979, с. 142-144].

Чаша с изображением всадника на соколиной охоте из раскопок в Херсонесе. Место производства: Малая Азия, XIII в.
Чаша с изображением всадника на соколиной охоте из раскопок в Херсонесе. Место производства: Малая Азия, XIII в.

Интерес представляет серия блюд с фигурными изображениями пеших и конных воинов. На одном из них – всадник в доспехах, но без шлема, поражающий дракона. Он одет в кафтан с длинными расшитыми рукавами и полами. По всей вероятности, это скарамангий, одеяние, заимствованное византийцами из Ирана. Поверх него пластинчатый панцирь с кольчужными рукавами. Ниже панциря широкий пояс с орнаментом в виде кружков и спиралей. На ногах сапоги с остроконечными шпорами.  За спиной развивающийся плащ, за левым плечом круглый щит.

Блюдо с изображением всадника. Херсонес. Портовый район, слой разрушения XIII в.
Блюдо с изображением всадника. Херсонес. Портовый район, слой разрушения XIII в. [Яшаева [и др.], 2011, рис. 433].

На другом блюде воин с кривой саблей вонзает в горло льва небольшой меч или кинжал. Весьма вероятно, что блюда этой серии происходят из одной Херсонесской мастерской [Даниленко, 1991, с. 46-64] и изготовивший их мастер мог видеть на улицах города воинов, экипированных подобным образом.

Блюдо с изображением воина. Херсонес. Северный район, слой разрушения XIII в.
Блюдо с изображением воина. Херсонес. Северный район, слой разрушения XIII в. [Яшаева [и др.], 2011, с. 435].

Кроме Малой Азии Херсон продолжал поддерживать традиционные связи с Русью. Об этом говорят находки на территории городища энколпионов – бронзовых или железных двустворчатых крестов для хранения мощей, происходящих из Поднепровья [Сорочан, Зубарь, Марченко, 2006, с. 306].

Древнерусский крест-энколпион. Херсонес.
Древнерусский крест-энколпион. Херсонес. Портовый район. Храм с аркосолиями. Вторая четверть XII-первая половина XIII [Яшаева [и др.], 2011, с. 199].

Процесс обмена предметами церковного искусства был двусторонним. В памятнике древнерусской письменности – «Повести о Николе Заразском» под 1225 годом сообщается, что одному из корсунских священников Астафию явился во сне святой Николай, чья чудотворная икона хранилась в храме Иакова, брата Господня. Святой поручил «служителю своему» перенести образ в Рязанскую землю, что тот и сделал. Потомки корсунянина Астафия сохранили память о своем предке до 1560 года, когда была составлена родословная «служителей Николы Чудотворца Заразского» [Лихачев, 1981, с. 176-183].

Херсонес. Реконструкция двухэтажной базилики №28, предполагаемого храма св. Иакова. Источник: [Хапаев, Бацура, 2018].
Херсонес. Реконструкция двухэтажной базилики №28, предполагаемого храма св. Иакова. Источник: [Хапаев, Бацура, 2018].

Складывается впечатление, что Херсон первых десятилетий XIII века жил активной насыщенной жизнью и этот период вполне можно назвать временем его последнего расцвета [Гончаров, 1999]. Однако признаки надвигающейся катастрофы проступали все очевидней. Побывавший здесь зимой 1223 года епископ Феодор несколькими яркими мазками нарисовал картину города, стоящего на пороге великих потрясений: испуганная знать, представители которой то и дело ссорятся друг с другом, возбужденная беднота, «легко подверженная разнообразным воздействиям», панические слухи о приближении монголов, скорбь о «домашних бедствиях» и «меч язык извне».

Фрагмент блюда с изображением конного воина из раскопок в Херсонесе, XIII в.
Фрагмент блюда с изображением конного воина из раскопок в Херсонесе, XIII в.

Как кажется, в первый раз херсониты отделались легким испугом – Джебе и Субедей к началу весны ушли в Приаздовские степи, где разбили русско-половецкое войско, а затем повернули домой.  Однако на исходе 1238 года монгольская конница ворвалась на полуостров, подвергнув опустошению его цветущие города, включая Херсон [Гончаров, 2009, с. 124].

Кадр из фильма «Великий воин Албании Скандербег» (1953).
Кадр из фильма «Великий воин Албании Скандербег» (1953).

Крым стал частью Великого улуса или Золотой Орды, а его население было обложено тяжелой данью. Но даже ее регулярная выплата не всегда могла спасти от жестокости завоевателей. Страшному погрому бывшие византийские владения в Таврике подверглись зимой 1298 года, когда, согласно летописному свидетельству, беклярбек Ногай разграбил Сугдею (Судак), Керчь, Киркор (Чуфут-Кале) и Сарукерман (тюрк. «Желтая крепость») [Тизенгаузен, 1884, с. 111-112 (Рукн ад-дин Байбарс)], как называли Херсонес восточные авторы за особый желтовато-серый цвет его стен, сложенных из больших плит местного известняка «сарматского» яруса. Уходя, татары подожгли город, о чем свидетельствуют следы большого пожара, открытые археологами [Романчук, 2007, с. 445].

От масштабных разрушений XIII века Херсон так никогда и не оправился. Немало херсонитов погибло или бежало. Город теперь казался слишком большим для все уменьшающегося числа жителей. Обжитая площадь сократились. Многие разрушенные в результате татарских рейдов дома и храмы больше не восстанавливались, а камень из них шел на ремонт других жилых построек, которые теперь сосредоточились главным образом в Портовом районе, примыкая к древним городским стенам [Гончаров, 2009, с. 132; Рыжов, Голофаст, 2000, с. 253].

Читать продолжение:

Херсонес в XIV веке

© Княжество Феодоро, 2021

Библиография

  1. Айбабин А.И. Города и степи Крыма в XIII-XIV вв. по археологическим свидетельствам / А.И. Айбабин // МАИЭТ. – 2003. – Т. 10. – С. 277-306.
  2. Алексеенко Н.А. К вопросу о деятельности Херсонесского монетного двора в XIII столетии / Н.А. Алексеенко // ХС. – 1996. – Т. 7. – С. 187-192.
  3. Бобровський Т.А. Нововідкрита печерна церква з фресками візантійського часу в південно-західному Криму (попередні результати першого сезону дослiджень) / Т.А. Бобровський, К.Є. Чуєва // Праці Науково-дослідного інституту пам’яткоохоронних досліджень. – 2006. – Т. 1. – С. 132-151.
  4. Богданова Н.М. Херсон в X-XV вв. Проблемы истории византийского города / Н.М. Богданова // Причерноморье в средние века. – 1991a. – Т. 1. – С. 8-172.
  5. Богданова Н.М. Церковь Херсона в X-XV вв. / Н.М. Богданова // Византия. Средневековье. Славянский мир. – Москва, 1991b. – С. 19-49.
  6. Васильевский В.Г. Epirotica saeculi XIII. Из переписки Иоанна Навпактского / В.Г. Васильевский // ВВ. – 1896. – Т. 3. – С. 233-299.
  7. Виноградов А.Ю. Новооткрытые греческие христианские надписи из Северного Причерноморья и вопрос о статусе пещерных обителей в горном Крыму / А.Ю. Виноградов // Миры Византии // ΧΕΡΣΩΝΟΣ ΘΕΜΑΤΑ. – 2019. – Т. 2. – С. 331-356.
  8. Гончаров Е.Ю. Восточная нумизматика Херсона (Вторая половина XII – первая половина XV вв.) / Е.Ю. Гончаров // Причерноморье в Средние века. – 2009. – Т. 7. – С. 118-132.
  9. Гончаров Е.Ю. Херсон и Иконийский султанат в 1204-1239 гг. / Е.Ю. Гончаров // Эпоха средневековья: проблемы истории и культуры. Тезисы докладов XVIII всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Санкт-Петербург, 1999. – С. 12-14.
  10. Даниленко В.Н. Из истории прикладного искусства средневекового Херсона / В.Н. Даниленко // Византийская Таврика. – Киев, 1991. – С. 46-64.
  11. Джанов А.В. Походы сельджукскх войск на Судак и в Киликию в правление Ала ад-Дина Кайкубада I / А.В. Джанов // Сугдейский сборник. – 2008. – Т. 3. – С. 46-78.
  12. Жаворонков П.И. Никейско-трапезундские отношения в 1213-1223 гг. / П.И. Жаворонков // Византийские очерки: труды советских ученых к ХVІ Междунар. конгрессу византинистов. – Москва, 1982. – С. 183-190.
  13. Иванов С.А. Византийское миссионерство: можно ли сделать из варвара христианина? : Studia historica / С.А. Иванов. – Москва, 2003. – 375 с.
  14. Калинина Т.М. Херсон и Византия по информации арабского ученого Йакута / Т.М. Калинина // VII Международный Византийский семинар ΧΕΡΣΩΝΟΣ ΘΕΜΑΤΑ: Империя и «полис». Материалы научной конференции. – 2015. – С. 47-49.
  15. Карпов С.П. История Трапезундской империи: Византийская библиотека / С.П. Карпов. – Санкт-Петербург: Алетейя, 2007. – 618 с.
  16. Каштанов Д.В. Материалы для церковной истории Северного Кавказа / Д.В. Каштанов // Древности западного Кавказа. – 2013. – № 1. – С. 195-204.
  17. Кулаковский Ю.А. Избранные труды по истории аланов и Сарматии / Ю.А. Кулаковский. – Санкт-Петербург: Алетейя, 2000. – 318 с.
  18. Лихачев Д.С. Памятники литературы Древней Руси. ХIII век / Д.С. Лихачев. – Москва, 1981. – 647 с.
  19. Малахов С.Н. К вопросу о локализации епархиального центра Алании в XII-XVI вв. / С.Н. Малахов // Аланы: Западная Европа и Византия. – Владикавказ, 1992. – С. 149-179.
  20. Мыц В.Л. Юго-Западный Крым в XIII-XV вв. / В.Л. Мыц // Юго-Западный Крым с древнейших времен до 1774 года. – Москва-Севастополь, 2021. – С. 493-582.
  21. Наследие византийского Херсона / Т.Ю. Яшаева [и др.]. – Севастополь – Остин, 2011. – 708 с.
  22. Романчук А.И. Исследования Херсонеса-Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы / А.И. Романчук. – Екатеринбург, 2007. – 621 с.
  23. Рыжов С.Г. Поливная керамика из раскопок квартала Ха Северного района Херсонеса / С.Г. Рыжов, Л.А. Голофаст // АДСВ. – 2000. – Т. 31. – С. 251-265.
  24. Соколова И.В. Византийские печати VI – первой половины IX в. из Херсонеса / И.В. Соколова // ВВ. – 1991. – Т. 52. – С. 201-213.
  25. Сорочан С.Б. Жизнь и гибель Херсонеса / С.Б. Сорочан, В.М. Зубарь, Л.В. Марченко. – Севастополь: Библекс, 2006. – 826 с.
  26. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды : в 2 т. Т. 1 / В.Г. Тизенгаузен. – Санкт-Петербург, 1884. – 588 с.
  27. Туровский Е.Я. Литые монеты средневекового Xерсона / Е.Я. Туровский, М.В. Ступко // Stratum plus. – 2010. – № 6. – С. 187-200.
  28. Успенский Ф.И. Очерки истории Трапезундской империи / Ф.И. Успенский. – Санкт-Петербург: Евразия, 2003. – 318 с.
  29. Ушаков С.В. Базилика «Крузе» в Херсонесе: новые исследования. Основные итоги / С.В. Ушаков // МАИАСК. – 2014. – Базилика «Крузе» в Херсонесе. – № 6. – С. 64-83.
  30. Хапаев В.В. Компьютерная 3D реконструкция античного и средневекового города Херсонес Таврический: опыт, проблемы и перспективы / В.В. Хапаев, И.В. Бацура // Историческая информатика. – 2018. – № 4. – С. 39-56.
  31. Хапаев В.В. Юго-Западный Крым в составе Византийской империи (VI-XII вв.) / В.В. Хапаев // Юго-Западный Крым с древнейших времен до 1774 года. – Москва-Севастополь, 2021. – С. 395-492.
  32. Ченцова В.Г. Материалы к истории Херсона в средние века / В.Г. Ченцова // МАИЭТ. – 1996. – Т. 5. – С. 171-184.
  33. Шукуров Р.М. Великие Комнины и Восток (1204-1461) : Византийская библиотека / Р.М. Шукуров. – Санкт-Петербург: Алетейя, 2001. – 446 с.
  34. Якобсон А.Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики / А.Л. Якобсон. – Ленинград: Наука, 1979. – 164 с.
  35. Якобсон А.Л. Средневековый Крым. Очерки истории и истории материальной культуры / А.Л. Якобсон. – Москва, Ленинград: Наука, 1964. – 232 с.
  36. Vasiliev A.A. The Foundation of the Empire of Trebizond (1204-1222) / A.A. Vasiliev // Speculum. – 1936. – Vol. 11. – № 1. – P. 3-37.
  37. ΝυσταζοπούλουΜ. “Αλανικός” του επισκόπου Αλανίας Θεοδώρου και η εις τον πατριαρχικόν θρόνον ανάρρησις Γερμανού του Β´ / Μ. Νυσταζοπούλου // Επετηρίς της Εταιρείας Βυζαντινών Σπουδών. – 1964. – Vol. 33. – P. 270-278.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 155

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии