Х. Гейслер. Вид монашеских келий в скалах Инкермана

Инкерман: Загайтанская скала

Балка под южным склоном Монастырской скалы называется Гайтанской, в честь капитана Е. К. Гайтани – владельца, находившегося поблизости хутора. Сегодня она заполнена отходами известняковых карьеров и представляет собой место малопригодное для жизни.  Но еще пару столетий назад оно вызывало восхищение художников – любителей пасторальных сцен.

Иванов М.М. Крепость Инкерман в Крыму, акварель (1796).
Иванов М.М. Крепость Инкерман в Крыму, акварель (1796). Государственный Эрмитаж.

На карте Батурина именно здесь отмечена деревушка Инкерман, с наземной церковью св. Дмитрия,  которую в 1776 году при переселении крымских христиан в Приазовье покинуло около 40 греков, быть может последних потомков феодоритов [Мальгин, 1994, с. 155].

Скала, примыкающая к балке с юга, в наше время именуется Загайтанской. Согласно данным краеведа И.Л. Белянского, раньше она носила называния «Алтын-Бешик» и «Бакля-Коба» (возможно искаженное Бакла-Коба).  Первое отсылает нас к легенде о Золотой колыбели – загадочной реликвии крымских легенд. Второе название содержит татарский элемент «коба» – пещера. Под именем «Бакла» известен «пещерный город» к северо-востоку от Бахчисарая, но однозначное толкование этого топонима на сегодняшний день отсутствует.

Загайтанская скала. Юго-западная оконечность.
Загайтанская скала. Юго-западная оконечность. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев, 2007.

Издалека Загайтанская скала напоминает пчелиные соты, как бы будучи вся испещрена пещерами. Но если подойти поближе и подняться к ее основанию по крутой осыпи, невольно испытываешь чувство разочарования. То, что казалось рукотворными криптами древних монахов-анахоретов на поверку оказывается результатом естественного процесса выветривания. Значительная часть искусственных пещерных сооружений разрушена, обвалами и большинство из них недоступны без специального оборудования. Здесь надежно выделяются три больших комплекса: в западной оконечности (около 25 пещерных сооружений), многоярусный комплекс в центральной части (около 70 пещерных сооружений) и восточный комплекс (более 50 искусственных пещер) [Бобровский, Чуева, 2005, с. 16-19, 23-24].

Загайтанская скала. Разрушенные пещеры и следы выветривания.
Загайтанская скала. Разрушенные пещеры и следы выветривания. Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев, 2007.

Если в Монастырской скале и на левом берегу реки Черной находились общежительные монастыри, то в Загайтанье обитали монахи-келлиоты, жившие отдельно по своему усмотрению, без общего устава. Они могли находиться в зависимости от крупных Инкерманских обителей или объединяться в общины по типу ранневизантийских лавр [Бобровский, Чуева, 2005, с. 18, 22-24; Виноградов, 2019, с. 336-337]. Для молитвы келлиотам служили небольшие церковки и часовни, которых здесь насчитывается около десятка [Могаричев, 1997, с. 17-22].

Наиболее интересны две из них. Первая некогда находились на юго-западном мысу Загайтанской скалы и представляла редкий для пещерных городов Крыма тип храма-триконха, ближайшие аналоги которому встречаются в пещерном городе Эски-Кермен (Храм «Трех всадников», «Большой» и «Малый» храмы у городских ворот).  Такая форма была популярна в византийском зодчестве VI-X вв. [Виноградов, Гайдуков, Желтов, 2005, с. 76-79], хотя на Балканах подобные сооружения строились и в более поздний период [Могаричев, 1997, с. 18].

Храм «Вознесения» по А.Л. Бертье-Делагарду.
Храм «Вознесения» по А.Л. Бертье-Делагарду.

На плане Батурина здесь указана церковь Вознесения Господня. Согласно «Ведомости митрополита Игнатия», на момент переселения греков из Крыма она оставалась единственной действующей в Инкермане, наряду с шестью другими –  разоренными [Лашков, 1886, с. 138].  Однако обвал, произошедший в 1794 году, сделал доступ в церковь невозможным, низ пещеры обрушился и ее потолок с арками и столбами повис над долиной, ничем не поддерживаемый снизу.  В XX веке часть скалы срезали каменоломней и остатки храма были окончательно утрачены [Репников, 1939, с. 42].

Загайтанская скала. Место расположения храма «Вознесения».
Загайтанская скала. Место расположения храма «Вознесения». Фото: © Княжество Феодоро, Андрей Васильев, 2007.

Второй заслуживающий внимания храм можно с полным правом назвать одним из самых значительных открытий в Крыму последних десятилетий. В 2004 году исследователи Т.А. Бобровский и Е.Е. Чуева обнаружили пещерную церковь, расписанную фресками (№11 в авторской нумерации).

Памятник расположен в верхней части скалы на высоте 20-25 метров от подножия. К нему ведет относительно пологая терраса со следами вырубных ступеней, которая некогда связывала разные ярусы упомянутого выше пещерного комплекса в центральной части скалы. Не исключено, что раньше она имела вид пещерного коридора. Однако сегодня проход к церкви разрушен обвалами скального массива и возможен только при помощи альпинистского снаряжения.

Приблизительно в 10 метрах от верхней кромки скалы терраса упирается в большой естественный грот (20 на 7 метров) в тыльной стороне которого и был вырублен пещерный храм. По своей архитектурной форме он вполне зауряден – это небольшое скальное помещение (5х3 м) с относительно высоким циркульным сводом (около 4 м) и подковообразным алтарем, ориентированном на северо-восток. Рядом находятся еще несколько сооружений: усыпальница, костница, и по всей видимости монашеская келья [Бобровский, Чуева, 2005, с. 17-18].

На поверхности скальной ниши по центру «триумфальной арки» располагалась надпись: «Освящен божественный и всечестной храм иже во святых отца нашего архииерарха и чудотворца Николая, архиепископа Мир Ликийских, в келлии Ильи монаха, Иоанном Склиром, [митрополитом] святейшей митрополии Херсона, 6 июня 6811 года (1303 г.)» [Виноградов, 2019, с. 334-335].

Главной достопримечательностью памятника являются фрески. Их хорошая сохранность связана с тем, что еще XVIII веке в результате обрушения фасадной части скалы доступ в пещеру оказался недоступен.  Лучше всего сохранились росписи свода, предалтарной арки и алтаря. Значительно хуже – на стенах наоса. Главная причина разрушений – осыпание штукатурки в результате природных факторов. Часть фресок пострадала от грибков и повреждений, нанесенных, после того как после турецкого завоевания помещение перестало функционировать в качестве церкви и стало использоваться как загон для скота. В первую очередь это касается ликов, разрушение которых, по всей видимости, было намеренным.

Фрески алтарной части

Загайтанская скала. Схема расположения композиций росписи в алтарной части церкви св. Николая по Т.А. Бобровскому и Е.Е. Чуевой.
Загайтанская скала. Схема расположения композиций росписи в алтарной части церкви св. Николая по Т.А. Бобровскому и Е.Е. Чуевой.

В конхе апсиды размещается композиция «Деисис». В круглом медальоне изображение Христа-Эммануила с короткой прической и красном нимбе в обрамлении сломанных врат ада. Лик, выполненный розовой краской и немного обращенный вправо, сильно поврежден. Слева от отрока – предстоящая Богоматерь в пурпурной ризе. Справа – Иоанн Креститель в плаще и с густой бородой, протягивающий правую руку к Спасителю в молитвенном жесте. Лики обоих почти полностью уничтожены.

Загайтанская скала. Христос-Эммануил из композиции «Деисис» в конхе апсиды храма св. Николая.
Загайтанская скала. Христос-Эммануил из композиции «Деисис» в конхе апсиды храма св. Николая.

В нижнем регистре находится фронтальное изображение семи святителей в рост. Высота каждого из них около полутора метров. Лучше всего сохранились две крайних слева и две крайних справа фигуры. Первый святитель с левой стороны изображен безбородым, в дьяконском или священническом облачении: ярко-красном плаще с прописанными темно-красным цветом складками и белом подризнике с синими и красными полосами. Авторы описания фресок полагают, что это может быть св. диакон Лаврентий.

Справа от него – безволосый святой с сивой бородой лопатой в белой ризе с синими крестами, под которой подризник и красная епитрахиль, расшитая жемчужинами. Правая рука поднята на уровне груди в благословляющем жесте. В левой – непонятный предмет сферической формы. Нимб красный с белой обводкой. Возможно, что перед нами св. Григорий Богослов.

Загайтанская скала. Фрески северо-восточной стены алтарной части храма св. Николая.
Загайтанская скала. Фрески северо-восточной стены алтарной части храма св. Николая.

Следующие три изображения святительского чина покрыты грибком и почти не просматриваются.

Две крайних фигуры с правой стороны сохранились достаточно хорошо. Ближе к центру – святой с короткими темными волосами и клинообразной густой бородой, одетый в белый полиставрий с красными крестами. На его шее висит омофор – белая лента с изображением креста. Правая рука поднята на уровне груди в двоеперстном благословении. В левой, отставленной вбок – чаша для причастия. Судя по всему, здесь изображен св. Василий Великий.

Загайтанская скала. Св. Василий Великий в алтарной части храма св. Николая.
Загайтанская скала. Св. Василий Великий в алтарной части храма св. Николая.

Крайняя справа фигура вписана в алтарную нишу. Изображенный здесь святой также облачен в белый полиставрион, расшитый красными крестами. У него высокий открытый лоб, сивые узы и клинообразная борода. На уровне груди он держит чашу для причастия. Авторы описания фресок предположили, что это св. Иоанн Богослов.

Загайтанская скала. Св. Иоанн Богослов в нише алтарной части храма св. Николая.
Загайтанская скала. Св. Иоанн Богослов в нише алтарной части храма св. Николая.

Центральная часть композиции на своде наоса не просматривается. Читаются лишь очертания круглого медальона и поддерживающего его ангела с крыльями. Под ним обращает на себя внимание один из самых выразительных фрагментов росписи – изображение неизвестного святого, чей лик хорошо сохранился. Фигура безбородого мужчины в красном нимбе с красной и белой обводками, с высоким открытым лбом, короткими темными волосами и усами развернута влево. Левая рука – на уровне груди, ладонью внутрь. Авторы предлагают интерпретировать эту сцену как Вознесение Господне.

Загайтанская скала. Неизвестный святой из сцены Вознесение Господне в храме св. Николая.
Загайтанская скала. Неизвестный святой из сцены Вознесение Господне в храме св. Николая.

Фрески наоса

Сохранность фресок наоса на сегодня позволяет прочитать лишь некоторые композиции на своде и в верхних частях стен. Росписи свода расположены в двух регистрах и представляют собой отдельные сцены, вписанные в прямоугольные медальоны.

Загайтанская скала. Схема фресковой росписи свода наоса церкви св. Николая по Т.А. Бобровскому и Е.Е. Чуевой.
Загайтанская скала. Схема фресковой росписи свода наоса церкви св. Николая по Т.А. Бобровскому и Е.Е. Чуевой.
Загайтанская скала. Схема расположения фресковых композиции на стенах наоса церкви св. Николая
Загайтанская скала. Схема расположения фресковых композиции на северо-восточной (CD) и юго-западной (HG) стенах наоса церкви св. Николая по Т.А. Бобровскому и Е.Е. Чуевой.

Фрески северо-восточной стены

С северо-востока, над алтарной аркой, просматривается сцена Благовещенья (CD), о чем свидетельствует плохо сохранившаяся греческая надпись. Слева – архангел Гавриил в длинном одеянии, обращенный лицом к Марии, изображение которой почти полностью утрачено. Несколько ниже них с обеих сторон – две, стоящие на коленях фигуры. Левая – крайне фрагментирована, а правая сохранилась относительно хорошо. Мы видим изображение мужчины с сивыми усами и короткой бородой. Он облачен в царское одеяние, украшенное жемчужинами, а на его голове корона (диадема). Мужчина стоит на коленях, обратившись вправо и смотрит на сцену Благовещенья.  Правая рука согнута в локте и поднята вверх. Левая прижата к груди. Полагают, что здесь могли быть изображены ктитор храма с супругой, на средства которых его расписали фресками.

Мужчина в царском одеянии из композиции Благовещенье в церкви св. Николая.
Мужчина в царском одеянии из композиции Благовещенье в церкви св. Николая.

Фрески юго-восточной стены

На юго-восточной стене наоса, в нижнем регистре свода относительно хорошо сохранилась сцена Рождества Христова. Дева Мария изображена полулежащей с лицом, обращенным влево, где написаны ясли с младенцем Иисусом. Еще левее – три волхва в коронах и со свитками. Справа, в верхней части композиции, лик ангела, смотрящего на пастуха, который стоит по правую руку от него.

Загайтанская скала. Фрагмент сцены Рождество Христово в церкви св. Николая.
Загайтанская скала. Фрагмент сцены Рождество Христово в церкви св. Николая.

Далее, если считать от алтарной арки, в том же нижнем регистре плохо сохранившиеся росписи, изображающие Крещение и Сретение. К последней прилегает сцена Воскрешения Лазаря.  Он изображен в погребальных пеленах и нимбе, повернутым влево, с прижатыми к туловищу руками.

Фрески юго-западной стены

На юго-западной стене у входа роспись сохранилась очень плохо. Учитывая многофигурность композиции, авторы описания выдвинули версию, что здесь была изображена Тайная Вечеря (HG).

Фрески северо-западной стены

Ближайшие к входу композиции на северо-восточной стене полностью утрачены. Далее по направлению к алтарю в нижнем регистре с трудом угадываются сцены Преображения и Распятия. Лучше сохранились оригинальная композиция нижнего регистра, примыкающая к алтарной арке. Здесь видно фронтальное изображение Христа в красном нимбе с крестом. Спаситель одет в красный хитон. Его лик с темными усами и короткой бородой обращен немного влево к нескольким крохотным фигуркам. Справа, один над другим, помещены три квадратных медальона. В верхнем – погрудное изображение человека в сером одеянии с длинными волосами, который держит в руке восьмиконечных крест. В среднем – молодой безбородый мужчина в короне с косым крестом или посохом в правой руке. В нижнем – пожилой бородатый человек в такой же короне или диадеме. Предполагают, что здесь представлено Сошествие Христа во ад с отдельным пророчески-царским чином.

Наконец на своде наоса, еще одно оригинальное изображение: «Христос Ветхий Деньми» с длинной сивой бородой и усами. Вместо обычного нимба вокруг его головы – красные остроконечные лучи. Исследователи обращают внимание на уникальность для византийской иконографии некоторых сюжетных элементов схемы росписи, таких как изображение Христа-Эммануила в Деисисе и чаш в руках святителей в алтарной арке [Бобровський, Чуєва, 2006].

Храм был построен в начале XIV в. и только спустя некоторое время расписан фресками, при этом посвятительная надпись была покрыта слоем штукатурки [Виноградов, 2019, с. 336]. Судя по всему, как и многие другие церкви юго-западного Крыма, он пришел в запустение в эпоху османского владычества. Местные чабаны использовали его в качестве загона для скота до второй половины XVIII в., когда сильный сделал невозможным свободный проход к пещере [Бобровський, Чуєва, 2006, с. 150-151].

На западной оконечности Загайтанской при князьях Феодоро существовало укрепление, входившие в единый комплекс с Каламитой. Сегодня оно почти полностью разрушено, сохранились лишь развалы камней оборонительной стены, огораживавшей площадку 90 на 50 метров. Ее длина 95 метров, толщина около 2 метров. На южном фланге она была усилена башней [Мыц, 1991, с. 137; Репников, 1939, с. 42; Ступко, Неделькин, 2018]. Крепость прекратила свое существование в 1475 году после захвата княжества Феодоро турками-османами.

© Княжество Феодоро, 2021

Библиография

  1. Бобровский Т.А. К вопросу о характере пещерных комплексов Инкерманской долины в юго-западном Крыму / Т.А. Бобровский, Е.Е. Чуева // Сугдейский сборник. – 2005. – Т. 2. – С. 12-25.
  2. Бобровський Т.А. Нововідкрита печерна церква з фресками візантійського часу в південно-західному Криму (попередні результати першого сезону дослiджень) / Т.А. Бобровський, К.Є. Чуєва // Праці Науково-дослідного інституту пам’яткоохоронних досліджень. – 2006. – Т. 1. – С. 132-151.
  3. Виноградов А.Ю. Пещерные храмы Таврики: к проблеме типологии и хронологии / А.Ю. Виноградов, Н.Е. Гайдуков, М.С. Желтов // Российская археология. – 2005. – № 1. – С. 72-80.
  4. Виноградов А.Ю. Новооткрытые греческие христианские надписи из Северного Причерноморья и вопрос о статусе пещерных обителей в горном Крыму / А.Ю. Виноградов // Миры Византии // ΧΕΡΣΩΝΟΣ ΘΕΜΑΤΑ. – 2019. – Т. 2. – С. 331-356.
  5. Лашков Ф. Статистические сведения о Крыме, сообщенные каймаканами в 1783 году / Ф. Лашков // ЗООИД. – 1886. – Т. 14. – С. 91-156.
  6. Мальгин А.В. Из наследия А. Л. Бертье-Делагарда / А.В. Мальгин // Крымский музей. – 1994. – № 1. – С. 151-170.
  7. Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики / Ю.М. Могаричев. – Симферополь, 1997. – 384 с.
  8. Мыц В.Л. Укрепления Таврики Х-ХV вв. / В.Л. Мыц. – Киев: Наукова думка, 1991. – 164 с.
  9. Репников Н.И. Материалы к археологической карте юго-западного нагорья Крыма (ркп) / Н.И. Репников. – 1939. – 387 с.
  10. Ступко М.В. Предварительные итоги археологических исследований на Загайтанской скале: Серия А. Античность и средневековье / М.В. Ступко, Е.В. Неделькин // Причерноморье. История, политика, культура. – 2018. – Т. XXVI (VIII). – С. 127-147.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 352

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии