Мыс Ай-Тодор (в центре).

Пещерный монастырь Челтер-Коба

Хозяйственная деятельность крымских монастырей лучше всего изучена по материалам исследований небольшой, но зажиточной обители в окрестностях села Малое Садовое (Кучюк Сюйрен) в Бельбекской долине. Её старое название Ай-Тодор-Коба (Пещера Святого Феодора), в советские годы было заменено на более нейтральное Челтер-Коба (Пещера с решеткой) [Днепровский, 2011, с. 67-80], вероятно по аналогии с монастырем Челтер-Мармара.

Мыс Ай-Тодор с монастырем Челтер-Коба.
Мыс Ай-Тодор с монастырем Челтер-Коба. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Монастырь Ай-Тодор расположен под западным обрывом скалы одноименного мыса. В его комплекс входят 22 рукотворные пещеры, расположенные в 3 яруса. Среди них выделяются большой пещерный храм, кухня, трапезная, сторожка привратника, кельи монахов, кладовки и другие хозяйственные помещения.

Челтер-Коба. Общий вид.
Челтер-Коба. Общий вид. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Главный храм монастыря находится в большом естественном гроте. Его размеры впечатляют: 15,2 х 7,2 м при высоте 3,8 м. Вход в пещеру – на уровне второго яруса, к нему ведет вырубленная в скале лестница.

Челтер-Коба. Вход в пещерный храм.
Челтер-Коба. Вход в пещерный храм. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Вдоль стен длинных сторон основного помещения храма – вырубленные скамьи, в полу – гробницы. Судя по всему, в них хоронили не только монахов, но и жителей, расположенной недалеко от монастыря Сюйреньской крепости. Всего гробниц 11, при этом одна из них – детская, длиной около 50 сантиметров.

Челтер-Коба. Гробницы при входе в храм.
Челтер-Коба. Гробницы при входе в храм. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

В северо-восточной части церкви видны остатки частично разрушенной крещальни. Рядом – небольшое вырубленное в стене помещение, размерами 2,4 х 1,9 м. с нишей для иконы над ним.

Относительно литургического устройства храма у исследователей нет единого мнения. В восточной стене видны разнообразные вырубные ниши, углубления, пазы, назначение которых не всегда понятно. То же самое касается и многочисленных подрубок в полу храма. Возможно, они относятся к разным строительным периодам, но нельзя точно сказать, какие из них более древние, а какие появились в результате позднейших перестроек.

Челтер-Коба. Пещерный храм монастыря.
Челтер-Коба. Пещерный храм монастыря. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Н.Е. Гайдуков считает, что их было как минимум три. Изначально алтарь занимал не все восточное пространство грота, а лишь его часть, будучи ограничен вынесенной вперед деревянной преградой в форме перевернутой буквы П. Такие алтари характерны для наиболее древних церквей горного Крыма, которые датируются VI-X вв. [Виноградов, Гайдуков, Желтов, 2005, с. 74-75, 79]. С севера к нему примыкал баптистерий, а с юга – полукруглая глубокая ниша (экседра). Впоследствии, когда храм был заброшен, в его алтаре появились две гробницы, вырубленные рядом с баптистерием. В поствизантийский период в гроте устроили деревянный иконостас, отделивший от наоса всю его восточную часть, при этом экседра и крещальня оказались внутри алтаря [Гайдуков, 2004, с. 169, 172, 2006, с. 194-197, 211 (рис.6)].  По мнению Ю.М. Могаричева храмовый комплекс напротив является цельным и полностью построенным в эпоху княжества Феодоро (XIV-XV вв.) [Могаричев, 1997, с. 77-79].

Челтер-Коба. План пещерного храма по Ю.М. Могаричеву и Н.Е. Гайдукову.
Челтер-Коба. План пещерного храма по Ю.М. Могаричеву и Н.Е. Гайдукову.

Самой многочисленной группой пещер монастыря св. Феодора являются кельи: их насчитывается около 12. Возможно существовали и наземные строения, в которых жили монахи и послушники. Общее число насельников монастыря оценивается в 14-16 человек. Средний размер кельи немногим большее 6 квадратных метров. В типичной жилой пещере была деревянная кровать, жестко привязанная к задней стенке и полу. В углу стоял столик (примерно, 1 х 1 м). Над столом, на задней и боковой стенках, закреплялась в пазах угловая полочка, где могли стоять свеча, книги, рукописи. В другом углу был узкий шкаф, куда вешалась одежда, головной убор. Эта скудная обстановка вполне удовлетворяла все потребности монастырского быта [Даниленко, 1993, с. 96-102].  Самая большая келья с очагом в центральной части, как полагают, принадлежала игумену монастыря [Даниленко, 1993, с. 90].

Челтер-Коба. Пещерные помещения.
Челтер-Коба. Пещерные помещения.

Группу из четырех помещений в третьем ярусе предложено рассматривать как кухни, подсобку и трапезную. Площадь последней 16 квадратных метров и за ее столом одновременно могло находиться около полутора десятков человек, что соответствует количеству келий [Даниленко, 1993, с. 91-95].

Челтер-Коба. Схема расположения помещений по В. Н. Даниленко.
Челтер-Коба. Схема расположения помещений по В. Н. Даниленко.

Проход к монастырю преграждала стена, сложенная из каменных блоков, высотой до 2 метров. При взгляде снизу она сливалась с окружающими скалами и таким образом весь комплекс оказывался вписанным в ландшафт. Главный вход был оформлен в виде арочного воротного проезда с размещенными справа от него иконами в вырубных нишах [Даниленко, 1993, с. 83-85,104].

Челтер-Коба. Главный вход в монастырь.
Челтер-Коба. Главный вход в монастырь. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

С юга к монастырскому комплексу примыкает самый большой скальный навес в горном Крыму, длиной около 140 метров. Много навесов находится и в окрестностях Ай-Тодор-Кобы. В них видны следы деятельности человека: вырубки для установки вертикальных и горизонтальных столбов, жердей, подпорок. Сохранившиеся кое-где в них остатки стенок говорят, что они могли использоваться для содержания скота и временного проживания пастухов. Часть этого скота, дававшего мясо, молоко, сметану, сыр, шерсть для изготовления одежды, несомненно принадлежала монастырю.

Челтер-Коба. Скальный навес.
Челтер-Коба. Скальный навес. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Земли в Бельбекской долине распахивались под хлебные культуры. Ниже северной площадки монастырского комплекса сохранились остатки зерновой ямы, грушевидной формы, подобной тем, которые встречаются в пещерных городах Бакла и Эски-Кермен. В одной такой яме могло поместиться до 5,5 тонн зерна, что явно превышало потребность в хлебе для 15 монахов. Излишки могли идти на посев следующего года, в корм скоту и на раздачу бедным.

Но главной статьей доходов обители Святого Феодора, несомненно было виноградарство. На соседнем мысе Джениче-Бурун под большим скальным навесом находится комплекс из 17 вырубленных в скале винодавилен-тарапанов. В ближайших окрестностях монастыря таких сооружений еще 4. Один такой тарапан мог обслуживать виноградник площадью 3 гектара. Значит, в монастырских винодельнях давили виноград, собранный с площади 63 гектара, что могло на выходе давать 26 460 декалитров вина. Разумеется, лишь малой части этого объема было достаточно для нужд братии, остальная шла на продажу в города Крыма, а может быть и за его пределы.

Остатки тарапанов на мысе Джениче-Бурун.
Остатки тарапанов на мысе Джениче-Бурун. Фото: Владимир Коваленко, 2004.

Для обработки виноградников на площади 63 гектара, согласно сообщениям древних авторов, требовалось не менее 80 человек. Но в обители не могло проживать более двух десятков монахов и послушников, при этом далеко не все они были виноградарями. В связи с этим есть основания предполагать, что они использовали труд зависимых крестьян.

Судя по всему, Ай-Тодор представлял собой классический феодальный монастырь, с обособленным хозяйством, дававшем ему почти все необходимое для жизни. Что касается других предметов монастырского быта: амфор, пифосов, посуды, церковных книг и утвари, они могли закупаться в других городах полуострова за счет средств от продажи вина [Даниленко, 1994, с. 127-145].

Митрополит Евстафий Солунский (ум. около 1194) с грустью говорил о современных ему монахах периода упадка Византийской империи, что они «разводят виноградники, выращивают сады, размножают стада всяческих животных, предоставляя другим скотоводам делать бессловесными животными их божественное стадо, поступая во всем так, чтобы засвидетельствовать свою принадлежность к миру».

«Нынешний отец игумен стал выдавать себя за великого подвижника, не будучи таковым, – с иронией писал он. –  Напускает на себя важность и выражением лица, и насупленными бровями, и опущенными вниз глазами, и взглядом, и склонением головы, и размерной речью, и притворным смирением, и повторением слова «благослови», и глубоким поклоном…Когда же он бывает в собрании братии, то стоило бы посмотреть на него, самого, в сущности, обыкновенного человека, но с достопочтенным и заросшим на подбородке лицом. В подобном собрании наш игумен, так как занятия у него нет, начинает вести беседу. И предметом его речи не будет ни проблема из священного писания, ни толкование трудных текстов, ни места из св. отцов… Начав с виноградников и посевов, и с податных сборов, и с других не менее важных вещей, когда старцы не соблаговолят поддержать разговор своими замечаниями, сводит речь на маслину, фигу и другие плоды и начинает философствовать: какой виноград дает лучшее вино, какая почва приносит больший урожай, как собирать братии больше доходов…» [Успенский, 1996, с. 301-302].

Челтер-Коба. Северная часть комплекса.
Челтер-Коба. Северная часть комплекса. Фото: Андрей Васильев, 2007.

Кто знает, быть может эти его слова можно отнести и к погруженным в подсчеты доходов от продажи вина и сыра отцам обители св. Феодора?

Все исследователи сходятся во мнении, что монастырь просуществовал вплоть до 1475 года, когда княжество Феодоро погибло под ударами османской военной машины. В пользу этого говорит находка в помещении трапезной монеты, отчеканенной за два года до турецкой экспедиции в Крым [Даниленко, 1993, с. 96-104; Могаричев, 1997, с. 77-79].

© Княжество Феодоро, 2021

 

Библиография:

  1. Виноградов А.Ю. Пещерные храмы Таврики: к проблеме типологии и хронологии / А.Ю. Виноградов, Н.Е. Гайдуков, М.С. Желтов // Российская археология. – 2005. – № 1. – С. 72-80.
  2. Гайдуков Н.Е. Литургические датировки некоторых пещерных храмов Таврики / Н.Е. Гайдуков // О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. – Киев: Стилос, 2004. – С. 167-174.
  3. Гайдуков Н.Е. Сакральное пространство и литургические устройства в доиконоборческих пещерных храмах Юго-Западной Таврики / Н.Е. Гайдуков // Иеротопия. Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси. – Москва: Индрик, 2006. – С. 186-215.
  4. Даниленко В.Н. Монастырское хозяйство в Крыму / В.Н. Даниленко // Проблемы истории и археологии Крыма. Симферополь. – Симферополь, 1994. – С. 127-145.
  5. Даниленко В.Н. Монастырь Чильтер-коба: архитектурный аспект / В.Н. Даниленко // История и археология Юго-Западного Крыма. – Симферополь, 1993. – С. 78-108, 349-367.
  6. Днепровский Н.В. К истории открытия пещерного монастыря на мысе Ай-Тодор (Челтер-Коба): Античность и средневековье / Н.В. Днепровский // Причерноморье. История, политика, культура. – 2011. – Т. 8(3). – С. 67-80.
  7. Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики / Ю.М. Могаричев. – Симферополь, 1997. – 384 с.
  8. Успенский Ф.И. История Византийской империи: XI-XV вв.; Восточный вопрос / Ф.И. Успенский. – Мысль, 1996. – 840 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 117

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии